Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Злой врач

Злой врач

Мы живем в опасном мире, то что было весной, когда мы круглыми глазами наблюдали за происходящим, изредка учавствуя в нем, сейчас медленно погружаемся в тягучую, бездонную, смертельную реальность.

Мы уже не особо обсуждаем заражения очередного мед работника. Это просто стало реальностью. Мы мысленно желаем себе здоровья, но иногда просим, чтобы вирус чутка куснул, просто появился в мазке из носа, ибо хочется отдохнуть. Пару недель побалдеть дома, позырить сериал, понравился из последних про вирусную эпидемию - "утопия". Рекомендую.

Усталость. Она стала другой. Раньше наше отделение сотрясали дрязги личностного уровня, сейчас успокоились. Мы тянем лямку вирусную. Раньше еле сводили концы с дежурствами в своей реанимации, сейчас и ковидную нужно перекрыть. Ковидные. Они везде, они стали тяжелыми, область уже не справляется с наплывом пациентов и тяжелые остаются на нашем попечении.

До того как появится анализ на ковид, тяжелых везут к нам. Тянем, пытаемся справиться с ситуацией, прежде чем легкие окончательно утонут, но не всегда это получается и приходится переводить на ИВЛ.

С положительным результатом на злобный вирус, везем в инфекционную реанимацию.

Костюмы. Тяжело не в них, тяжело в маске и очках. Только чуть подвигаешься, облако пара застилает глаза, идешь на ощупь, хочется вылезти в окно, чтобы остудиться. В них таскаешь пациентов, ставишь центральные катетеры, интубируешь. Иногда едкий пот просто рекой течет, режет глаза, жутко хочется смахнуть его и не можешь.

Тяжело болеют в подавляющем большинстве полные люди. Очень быстро декомпенсируются и тонут в собственной жидкости. Поворот на живот, в надежде, что легочная ткань как губка перераспределит воду вниз, мало спасает.

Домой прихожу точно зомби, ноги гудят, аппатия полная, отрубаюсь до следующей смены.
Родные просят уйти с должности, но где сейчас легче? Ковид везде.

Везде. Одноклассник прислал сообщение, уверяя меня в том, что ковид это бред, что его нету. Я смотрел на это, после тяжелого дня и думал - он меня тролит? А потом он прислал видеосообщение, где сухой старец доказывает, что лоси не могут подхватить инфекцию по причине смены согласных. Вот этот старый идиот учит меня как не подцепить инфекцию, заменяя согласные буквы в разговоре. У меня даже сил не было выплескивать эмоции. Я просто порекомендовал ему устроиться волонтером в госпиталь, повытаскивать судна из под тяжелых пациентов в космическом костюме, попотеть под нереальной инфекцией. Назвал его диванным военом. Он обиделся и убежал дальше неверить в происходящее.

Ковидные. В новом мире, старые болезни особо обострились. Несчастным инсультникам, раковым, инфарктникам и другим пациентам зачастую и не куда податься, в области попеременки закрывают то одно, то другое отделение.

Они у нас. И с соседних районов у нас проходят лечение. Терапия, пульмонология, инфекционка переполнены. Персонал измотан. Некоторые медработники плюнули на очки и маски, и на свой страх и риск работают без них, устали, устали потеть, дышать сквозь толстую мембрану. Смешалась красная и зеленая зоны.

Эйфория от доплат ушла, мы мечтаем о прошлой жизни где нет СИЗов, нет вирусных круглогодичных пневмоний и страха смерти.

(с) https://doktorbel.livejournal.com/816767.html

Показать полностью

#comment_164912321

Они не ангелы - они люди и им нужны человеческие условия жизни, а не аплодисменты в кошельках Комментарии на Пикабу, Врачи, Реаниматолог, Длиннопост, Дети
Они не ангелы - они люди и им нужны человеческие условия жизни, а не аплодисменты в кошельках Комментарии на Пикабу, Врачи, Реаниматолог, Длиннопост, Дети
Они не ангелы - они люди и им нужны человеческие условия жизни, а не аплодисменты в кошельках Комментарии на Пикабу, Врачи, Реаниматолог, Длиннопост, Дети
Они не ангелы - они люди и им нужны человеческие условия жизни, а не аплодисменты в кошельках Комментарии на Пикабу, Врачи, Реаниматолог, Длиннопост, Дети
Они не ангелы - они люди и им нужны человеческие условия жизни, а не аплодисменты в кошельках Комментарии на Пикабу, Врачи, Реаниматолог, Длиннопост, Дети
Они не ангелы - они люди и им нужны человеческие условия жизни, а не аплодисменты в кошельках Комментарии на Пикабу, Врачи, Реаниматолог, Длиннопост, Дети
Показать полностью 5

Пёсель не любит целоваться с маской, ему важно видеть хозяина)

Врач рассказала о сложностях работы с коронавирусом Коронавирус, Кемеровская область - Кузбасс, Врачи, Маска, Картинка с текстом, Интервью

пруф

Сегодня был в квд. Ходил с аллергией. Но суть не в этом.
Прихожу весь такой современный. В маске, с пшикалкой спиртовой. Врач сидит в маске, медсестра в маске, т.е. мы все в масках. Кружок имени Зорро.
Врач так внимательно посмотрела и говорит: "можете маску не носить, если не болеете".
Я ей: "ну, вы же в маске".
Врач: "я же не знаю, может вы болеете, поэтому в маске"
Я: " так и я вас впервые вижу".

Так и пообщались.
Аллергия, кстати, на солнце. Вот как бывает.
Берегите себя и не болейте.

Мать терапевт, 64 года, на пенсии, но работает, так как не представляет жизни без работы, которой посвятила всю свою жизнь. Провинциальный городок, в 180 км от Москвы. Собянин объявил каникулы для карантинной Москвы, и вся Москва вся рванула по дачам, в том числе и в окрестности нашего городка. Уже в понедельник в поликлинике, которая , к слову обслуживает 15 тыс человек, и в которой мать единственный постоянный терапевт (на время пандемии прикрепили временно ещё одну пенсионерку), начали появляться похмельные дачники с "симптомами коронавируса". И, к их ужасу, их принимала терапевт без средств защиты. Оказывается, как только началась эпидемия, начальство перетащило обеззараживатели воздуха из кабинетов и коридоров поликлиники в свои кабинеты, которые находятся совершенно другом здании. Маски терапевтам выдают ОДНУ на смену, перчаток нет, очков нет, и не предвидится. То есть мама должна грудью прыгать на амбразуру, притом, что начальство с больными не общается. На мои слова об уходе на пенсию реагирует негативно. Решил позвонить главврачу - ответила секретарь. Соединять с главврачом по такому "пустяку" не стала, сказала передаст на словах. Прошёл день ничего не изменилось. Горячая линия коронавируса сказала, что этим не занимается, обращайтесь в Роспотребнадзор, куда я второй день не могу дозвониться. И вот он, главный вопрос: почему!? Почему хорошие врачи, как моя мама, должны рисковать собой, понимая, на какие жертвы они идут, а хреновые врачи, и даже не врачи, должны сидеть на жопе ровно в полной безопасности?

Мы несем ответственность за молчание. Эпидемиологическая катастрофа Италия, Коронавирус, Длиннопост, Врачи, Реаниматолог

Итальянский врачреаниматолог рассказал о боевых действиях на линии фронта против Covid19 в Бергамо, Ломбардия, нанося ответный удар не только по эпидемии, но и по тем, кто утверждает, что Covid19 не страшнее гриппа.

Доктор Даниэль Маккини из больницы Humanitas Gavazzeni сравнил текущую ситуацию с войной. Он рассказывает о своем полном ужаса опыте и удивляется идиотизму людей, не понимающих, что угроза реальна и что каждый сейчас должен сыграть свою роль, чтобы остановить ее распространение. Итак.

После долгих раздумий стоит ли и чтото писать о том, что с нами сейчас происходит, я почувствовал, что за молчание мы тоже несем ответственность.

Поэтому я сейчас постараюсь донести до людей, далеких от реальности, то, чем мы живем в Бергамо в эти дни пандемии Covid19. Я понимаю, что сейчас не следует создавать лишнюю панику, тем не менее, предупреждение об опасности происходящего должно достичь всех людей.

Начну с того, как я с большим изумлением наблюдал реорганизацию всей нашей клиники. Враг уже наступал, но пока находился в тени и клиника только готовилась к будущему сражению. Больные срочно выписывались долечиваться по месту жительства, палаты становились пустыми, потом наполняясь аппаратами искусственного дыхания и превращаясь в реанимационные залы.

Все это принесло какуюто сюрреалистическую пустоту в коридоры клиники, ожидающей огромной войны, которая еще не началась. И многие, включая меня, были уверены, что мы легко с этим справимся, на самом деле даже не представляя, что это за вирус и с какой он обрушится на нас страшной свирепостью.

И все это происходило всего неделю назад. Я как сейчас помню наш первый день и первого пациента, у которого мы все с волнением ожидали результатов мазка. Сейчас, когда я думаю и вспоминаю этот момент, то вижу его безумно нелепым. Только теперь я понимаю, что происходит и ситуация, если сказать мягко весьма драматическая.

Война не просто началась она взорвалась и теперь сражения не прекращаются ни днем, ни ночью. Одна за другой опустошенные накануне больничные палаты заполнялись все новыми и новыми пациентами. А потом, когда все палаты оказались заполнены, началась основная драма, поскольку всего и на всех стало вдруг не хватать.

Огромные наглядные доски с именами пациентов. Раньше полосы с именами были разноцветные в зависимости от операционного блока и диагноза. Сейчас эти все полосы красные, поскольку у всех пациентов один диагноз двусторонняя интерстициальная пневмония.

Теперь, объясните мне, какой вирус гриппа вызывает такую невозможную катастрофу? Какието люди сейчас в интернете хвастаются, что ничего не бояться. Другие идиоты протестуют и возмущаются против того, что их рутинная жизнь оказалась внезапно нарушена, что отменились поездки и развлекательные мероприятия. Эти люди не понимают, что начинается эпидемиологическая катастрофа.

Сегодня в нашей клинике больше нет хирургов, нет урологов, терапевтов и ортопедов. Мы все сейчас просто врачи, которые стали частью единой команды, чтобы противостоять этой огромной волне, накрывающей всех нас.

Случаи множатся со скоростью 1520 новых пациентов в день. И все попадают к нам по одной и той же причине. Результаты мазков такие у всех одинаковые, что их можно и не смотреть: положительный, положительный, положительный.

Симптомы тоже у всех одинаковые: лихорадка и затрудненное дыхание, лихорадка и кашель, дыхательная недостаточность. Такие же одинаковые и рентгенологические снимки: двусторонняя интерстициальная пневмония. И все нуждаются в срочной госпитализации.

Некоторые уже интубированы, другие идут прямо в реанимацию, для третьих все уже слишком поздно. Аппараты искусственного дыхания работают день и ночь, день и ночь. Даже аппараты в операционных тоже теперь так работают, поскольку операционные стали залами интенсивной терапии.

Персонал измучен и истощен. У нас всегда была довольно утомительная работа и после суточной смены люди всегда устают. Но сейчас, когда я оценивают свое самочувствие и когда смотри на окружающие меня лица до меня начинает доходить, что обозначает слово УСТАЛОСТЬ на самом деле. И спасет от неё исключительно солидарность, когда еле стоящие на ногах люди спрашивают друг друга: Чем я могу вам сейчас както еще помочь?.

Врачи бегают вместо младшего медперсонала с каталками и носилками, проводят процедуры и манипуляции вместо медсестер. Медсестры почти непрерывно плачут, поскольку такого раньше не видели, когда врачи мало кого могут спасти.

У нас больше нет смены выходных дней и дежурств. Вся социальная жизнь приостановлена. Мы больше не видим своих семей, опасаясь их заразить. Некоторые из нас уже заразились, несмотря на соблюдение протоколов. И сейчас эти наши коллеги уже или борются за свою жизнь, или сражаются за жизнь зараженных ими же родственников.

Поэтому, обращаясь ко всем протестующим и возмущающимся, хочу сказать: наберитесь терпения вы не можете ходить в театр, музеи или спортзал. Постарайтесь пожалеть множество окружающих людей, особенно пожилых, которых болезнь истребляет. Мы всеми силами пытаемся сделать себя полезными, поэтому будьте, хоть немного, полезными и вы.


Источник линком не вставился держите ссылкой. https://halturnerradioshow.com/index.php/en/news-page/world/...

Показать полностью

Мне с терапии позвонили еще с утра...


- У нас больной есть, парень молодой, с посттравматической пневмонией, наркоман, вен нет, можно подключок воткнуть?


"подключок- это уменьшительно- ласкательное название катетера, находящегося в подключичной вене, конец которого стоит в верхней полой вене. Постановка данного катетера, это наша ежедневная банальность, но чреватая при установке катетера порезом легкого, артерии, миграцией катетера в сердце с развитием аритмий, пневмно и гемоторакса и других прелестей, вплоть до летального исхода, что к счастью- крайне редко. Однако "лечебный" пневмоторакс, к сожалению, не такое уж и редкое осложнение. Каждый реаниматолог обязан уметь катетеризировать центральную вену, ибо на этом зиждется спасение жизни пациента."


-Можно, отчего ж нельзя, привозите часикам к одиннадцати.


Привезли. Ближе к двеннадцати, тогда когда я уже собирался идти на обед.


- Ладно, ложись на каталку, - раздасованно махнул я рукой.


-А нас двое...


-Что? Как двое? Договаривались же насчет одного. Нет, так дело не пойдет, сейчас один, после обеда поставлю другому.


Двое мужчин. Один за пятьдесят, другому чуть за тридцать, оба бывших (бывают бывшие?), наркоманы, у обоих пневмонии.


Тот что помоложе решился первым. Снимает футболку, весь дерганный, очкует.


-Мне больно не будет? А иголка толстая? А я жить буду? - нервно затараторил худой, изможденный парень. На груди купола, на локтевых сгибах- пауки.


- Я тебе обезболю хорошо.


Его уложили на кушетку. Парень странно озирался. Медицинская сестра подкатила операционный столик с иглами и катетером. Тот привстал, стал разглядывать набор.


-Ляжь!- крикнул на него я.


Тот послушно лег. Я развернул его голову в противоположную уколу сторону, руки вдоль тела. Только я начал мазать спиртом в области правой ключицы, тот зачесался, полез рукой в место укола.


-Да лежи ты уже спокойно!


-Не, я отказываюсь, не хочу ваш укол...


-А лечиться ты хочешь?


-Обойдусь без вас.


- Ведите следующего!- скомандовал я.


Второй пациент спокойно перенес манипуляцию. Все прошло очень быстро и без лишних поисков вены. Тот поблагодарил нас, удивился что процедура прошла безболезненно.


-А мне этот парень сказал, что будет больно и игла будет сантиметров двадцать.


-Ты ему скажи, что игла была не двадцать сантиметров, а тридцать!


Прошло десять дней. Выходной. Снова попросили поставить катетер этому же парню. Вроде легче стало, но температура держалась и коллеги решили сменить антибактериальный препарат, нужно капать, видимых вен по прежнему нет.


Привезли. Сидит замученный бедолага, готовый на все наши экзекуции.


-Серега, да ты не переживай, я же обезболю.


- Хорошо,- выдохнул он,- только я ударился правой стороной, там у меня пневмония.


-Я понял, я аккуратно. Щас спиртом помажу, все твои рисунки сотру,- стал я тереть кожу,- что не смешно?- проговорил я мерзким голосом одного из наших депутатов.


-Нет,- зажмурился он.


-Это Россия! Как сказал один из не очень умных депутатов. Ролик знаешь такой?


-Знаю.


- Глупая шутка, понимаю, - проговорил я, тыкая в него шприцем с новокаином.


-Если я дернусь, это бывает, такой у меня рефлекс.


-Серый, ты потерпи, нельзя дергаться, я могу легкое порезать.


-Ну понял, а можно я сожму вашу руку, когда мне станет больно?- обратился он к молодой, миловидной санитарке.


-Можно,- ответил я за нее, они взялись за руки,- только имей ввиду, она может и ударить в ответ, рефлекс у нее такой.


Сестры рассмеялись.


-Серега, я тебе хорошо обезболю, полежи спокойно, больно не будет!- пообещал в очередной раз я.


Толстой иглой проткнул я кожу, полез под ключицу, парень застонал, зажмурился, ожидая сильной боли, широкую вену нашел я сразу, темная кровь заклубилась в шприце с физиологическим раствором. Внутрь иглы я протащил пластиковый проводник, вытащил иглу, по проводнику установил катетер.


- Ну все дружище, ты как?


-О, я думал - будет больно, а так терпимо,- выдохнул он и сделал глубокий вдох. В катетер резво стал засасываться воздух, рефлекторно я пережал вход, воздух остановился.


- Друг мой, ты смотри, чтобы крышечку от катетера тебе не убирали! Тебе бы жидкости подкапать.

Давай поправляйся.


-Спасибо доктор! Я думал, страшнее будет.


Подшил катетер, пошел заполнять формуляр с бланком- катетеризации центральной вены. Из истории выпал лист компьютерной томограммы легких- опухоль справа с метастазами с обеих сторон.


Стало как то жаль его...

(с) Doktorbel

Показать полностью

В тот день лежала лишь одна старушка...


Ее худое, изможденное лицо излучало вечное страдание. Она давно разменяла девятый десяток и ей уже лет десять как предлагали обследоваться в кардиохирургическом центре. Но возраст пугал, вдруг ей разрешат оперироваться, вдруг операция не удастся, а за ней вечная темнота.


Опухоль левого предсердия. Оно ей совсем не мешало. Ну одышка, так ведь возраст. До последнего момента не мешало.


В тот день она подумала, что ее последний день наступил. Не думала она, что это так мучительно и страшно.


Грудь будто сдавило обручем, не хватало воздуха, она хватала его будто рыба, не суетясь и не прося о помощи.


Дочь вызвала машину скорой помощи. Ее смертельно почерневшую от недостатка кислорода поместили в реанимационное отделение. Коллега сразу определил- отек легких.


Обычная противоотечная терапия уже не помогала, артериальное давление стремилось к нулю, а это уже признак неблагоприятного исхода. Старушку погрузили в исцеляющий сон. Установили трубку в трахею. Аппарат искусственной вентиляции вдохнул в нее живительный кислород, вскоре слизистые порозовели. Однако сердце эффективно прокачивать кровь отказалось. Пришлось подключить стимуляторы сердечной деятельности.


В мониторе ультразвукового аппарата доктор увидела то, что уже давно стоило бы убрать. Опухоль выросла и стала перекрывать вход в левый желудочек. Она болталась точно лепесток по волнам кровотока.


На вторые сутки нам удалось стабилизировать ее состояние, она очнулась ото сна, абсолютно точно выполняла команды. Я вытащил трубку из трахеи. Она с радостью вдохнула, попросила воды. Смочив губы, она затрещала. Я не думал, что бабушки бывают столь разговорчивыми. Она поведала о своей жизни, о внуках, о том, что надо сообщить всей ее родне и многое и многое другое. Мы думали, что справились, однако через три часа образование снова перекрыло вход в желудочек и давление в легочной артерии стремительно возросло, женщина резко посинела, отчаянно задышала. Мне пришлось немедленно снова посадить ее на аппарат искусственной вентиляции легких.


Я подумал, что теперь точно всё, в таком возрасте подобные кульбиты организм не прощает.


Параллельно этому мы ждали разрешения на транспортировку в кардиоцентр. Но так и не дождались. Не знаю почему, но видимо коллеги не решились в таком возрасте оперировать.


Но нам деваться не куда было, мы лечили. И вскоре удалось снова стабилизировать ее состояние. Еще трое суток мы ее выхаживали, прежде чем отлучили от аппарата ИВЛ.


На разговоры уже не хватало сил. Она лежала, изредка просила воды. А я все думал- надолго ли она сможет спокойно дышать? Час, два, сутки она дышала сама. На вторые сутки внезапно упало давление и она посинела. Я уже подумал- сновал ИВЛ, снова выхаживания. Кислород, гормоны, чуток подкапал и она ожила.


Третьи сутки после последней респираторной поддержки, я не решался ее отдать в отделение, да и одна она была, не жалко.


Вечером позвали в приемный покой. Грузный мужчина. Желтушный и тяжело дышащий. Изо рта выходили лишь шипящие звуки. Губы потрескались от недостатка влаги. Два месяца пил. Все органы пострадали. Два литра жидкости оживили его. Полегчало. Лишь сильные боли беспокоили его в животе. Обследовали. Громадная печень растянула капсулу органа и стала болеть. После лечения его органы в очередной раз простили его запой и благосклонно откликнулись на лечение. Все кроме почек. Как мы их не стимулировали, они так и не откликнулись на наш призыв.


Позже поступил парень. Его привезли издалека, из леса. Один валил сосны. Падающий хлыст упал на березу, отскочил и ударил в грудь. В результате практически все ребра слева были сломаны, легкое разорвалось. Поступил с сильнейшими болями, тяжело дышащим, он просил сон, в ответ получил морфий. Хирург проткнул грудную клетку, установил трубку и воздух с шипением вырвался из груди парня. Тому удалось сделать полный вздох. Полегчало. Удалось обойтись без тяжелой реанимационной артиллерии.


Потом была старушка. Двое суток она мучилась с животом. Дичайшие боли. Под наркозом вскрыли брюшную полость. Кишки уже умерли. Тотальный мезентериальный тромбоз. Невероятно- как она терпела. Жизни при такой патологии уже нет. Мы лишь обеспечили глубокий сон и непрерывное обезболивание.


Глубоко ночью привезли парня. На улице его нашли. Пальцы на ногах обморозил. В глубокой алкогольной коме. Обогрели, проснулся.


Потом девочка после аппендэктомии, потом мужчина после ушивания прободной язвы желудка. Сестер уже шатало от усталости. Ночная смена разошлась по домам, а я еще до следующего вечера тянул свою лямку, благо, что пару часов я все таки урвал у свое дежурства и прикорнул. Сон без сна, тяжелый и силы возвращающий. Вечером пришел домой оглушенный, ванна, пара бокалов пива за ужином и снова сон...

(с) Doktorbel

Показать полностью

С утра началась суета...


К сожалению, померла старушка восьмидесяти лет от желудочно-кишечного кровотечения. Долго ее выхаживали, но старое сердце не выдержало.


Мужчине с ожогами задней половины тела потребовалась установка центрального катетера. Руки отекли и ткани перекрыли просвет вен. Кочегар. Морозы в этом году лютые, печи топят как в аду. Он решил глянуть в топку, успел тока развернуться, как огненная волна его накрыла. В целом ему повезло, объем поражения не сильно большой, да и глубина допустимая.


Экстренно вызвали в операционную. Ножевое. Одна бригада уже работает в травме, пошел я, пригласив сестру из палаты, дело то ведь экстренное, кровавое.


Заходим в операционную. Сидит на каталке здоровенный детина, лицо и грудь в царапинах от ножа. Чуток под шафе. Но адекватен.


- Его надо подгрузить, ножевое в живот.


Я пациенту:


- Сегодня пил, ел?


- Да, - прищурился больной, - пивас попилс.


- Ножевое в живот, наетый, наркоз по полной программе.


- Не дамся! - ответил болезный.


- В смысле?- удивился я.


- Я в порядке, вы мне дырку на животе зашили, сама заживет, не нужна мне операция!


- У тебя проникающее, помереть можешь!- попробовал переубедить хирург.


-Не помру, у меня ничего не болит, меня постоянно режут и ничего, жив есще.


- Воткните ему кетамин!-потребовал хирург.


- Не дамся!


- Не буду! - ответил я, больной в сознании, все понимает.


Вызвали начмеда, оформили отказ больного, пригласили полицейских, увезли. Да такой у сестры шприц выхватит и в глаз воткнет, здоровенный детина. Протрезвеет, заболит, сам попросит помощи...


Не обратился, не умер. Зажило. На разборках ножевое получил.

(с) https://doktorbel.livejournal.com/803428.html

Показать полностью
Очередная маска Маска, Врачи, Длиннопост, Чумной доктор
Очередная маска Маска, Врачи, Длиннопост, Чумной доктор
Очередная маска Маска, Врачи, Длиннопост, Чумной доктор

что-то давно ничего не делал.решил начать с начала.Классическая маска,таких наделал в прошлом году несколько штук.В этом году пришлось вспоминать чокчему=)

Показать полностью 1

Я трое суток дежурил...


Мне и жаловаться не на кого. Если заведующий не смог найти, убедить, решить проблему, то он сам должен дуплиться и пахать, а не оставлять на одного реаниматолога палату и анестезии. Поэтому так получилось и я отпахал по полной, одно радует- это было перед отпуском, поэтому последняя ночь была для меня довольно таки позитивной, чего не скажешь о поступающих пациентах.


Работы было не сказать чтобы много, но она была. Это и ребенок поступивший после аппендэктомии, получивший бронхоспазм, мы до ночи с ним возились, но с болезнью справились. И мужчина с расколотым напополам черепом, у которого убрали гематому размером с граненный стакан. И дедушка с тотальной двусторонней пневмонией. И мальчишка, что нажрался самогона и получивший хук в челюсть, от чего та развалилась на две части. И многое многое другое.


Я пришел домой в состоянии некого оглушения, хлопнул пару рюмок настойки на черемухе и хотел было отрубиться, но мне попалась заметка где Семен Слепаков сфотался в робе на фоне крутой тачки.

Шутка про медиков Врачи, Doktorbel, Реаниматолог, Семен Слепаков

Я просто вспоминаю свои чувства. Я прочитал комментарии своих коллег, много негатива вылили на эту фотографию. А я смотрел и ничего не чувствовал: ни злости, ни желания поржать, ни че го. Вообще. Я иногда туплю вот с этими хохмами, может это была ирония, может что-то еще. В конце концов я не могу отрицать того, что есть куда более успешные врачи, они ездят на крутых тачках, проводят крутые операции, за которые отваливают кучу бабла. Есть же такие? Есть. Я же езжу на велике, но и нищебродом себя не считаю.


Мне многие предлагали после сорока сменить профессию, ибо с такой напряженностью долго не протянешь, предлагали административные должностя с хорошей заработной платой. Но мне уже кажется, что я на своем месте, я реализую себя в полной мере и двигаться куда-то в сторону желания нет.


А по поводу Семена, он прикольно хохмит, он тоже на своем месте, пусть юморит дальше.

(c) Doktorbel

Показать полностью

Поделился коллега случаем...


Медбрат будит реаниматолога:


- Иван Палыч, Иван Палыч...- тряс за руку худощавый парень в медицинской робе круглолицего доктора реанимационного отделения.


- А, а, а, а, что случилось?- недовольно скривившись спросил доктор.


- Иван Палыч, пожалуйста пообещайте, что поможите и не будете ругаться.


- Что случилось, почему не ругаться, говори уже,- очнулся окончательно врач.


- Пообещайте же, - взмолился юноша.


- Да обещаю, обещаю!


-Там такое дело... мой друг лежит в терапии, ну и это...- запнулся парень.


- Ну что ты тянешь кота за яйца, ночь на дворе, говори быстрее!


-Это, он сексом с девушкой с соседней палаты занялся...


- Как?- поразился доктор.


- Да как... ну не знаю, как то, вроде в туалете.


- И что?


- Ну понимаете, у нее что то там с сердцем, порок кажись какой.


- О еп и что?


- Ну что, задыхается она теперь...


Без дальнейших разговоров они пошли в терапию. Доктор забрал юную, миловидную девушку к себе, в реанимационное отделение. Терапевт конечно, удивилась, была стабильной, что случилось, конечно ей не сказали. Разгрузили малый круг кровообращения, купировали отек и к утру перевели обратно в терапию. Парень этот, всю ночь провел подле реанимации. Ужасно беспокоился.

(с) https://doktorbel.livejournal.com/785551.html

Показать полностью
Исповедь реаниматолога (2000 год)... Анестезиолог, Реаниматолог, Исповедь, Врачи, Россия, Длиннопост, Текст, Не мое

"Я реаниматолог. А если быть более точным, то peaниматолог-анестезиолог. Вы спросите, что предпочтительней? Я вам отвечу: хрен редьки не слаще. Одно дежурство ты реаниматолог, другое анестезиолог, но суть одна борьба со смертью. Её, проклятую, мы научились чувствовать всем своим нутром. А если говорить научным языком, то биополем. Не верьте, что она седая и с косой в руках. Она бывает молодая и красивая, хитрая, льстивая и подлая. Расслабит, обнадёжит и обманет. Я два десятка лет отдал реанимации, и я устал...


Я устал от постоянного напряжения, от этого пограничного состояния между жизнью и смертью, от стонов больных и плача их родственников. Я устал, в конце концов, от самого себя. От собственной совести, которая отравляет моё существование и не даёт спокойно жить после каждого летального исхода. Каждая смерть чеканит в мозгу вопрос: а всё ли ты сделал? Ты был в этот момент, когда душа металась между небом и землёй, и ты её не задержал среди живых. Ты ошибся, врач.


Я ненавижу тебя, проклятый внутренний голос. Это ты не даёшь расслабиться ни днём, ни ночью. Это ты держишь меня в постоянном напряжении и мучаешь постоянными сомнениями. Это ты заставляешь меня после суточного дежурства выгребать дома на пол все медицинские учебники и искать, искать, искать... ту спасительную ниточку, за которую ухватится слабая надежда. Нашёл, можно попробовать вот эту методику. Звоню в отделение, как там больной?


Каким оптимистом надо быть, чтобы не сойти с ума от всего этого. Оптимизм в реанимации вам это нравится? Два абсолютно несовместимых понятия. От стрессов спасается кто как может, у каждого свой сдвиг. Принимается любой вариант: бежать в тайгу в одиночестве, чеканить по металлу, рисовать картины маслом, горнолыжный спорт, рыбалка, охота, туризм... Мы спасаем людей, а увлечения спасают нас.


Спасать... Мы затёрли это слово почти до пустого звука. А ведь каждый раз за ним стоит чья-то трагедия, чья-то судьба. Спросите любого реаниматолога , сколько человек он спас? Ни за что не ответит. Невозможно сосчитать всех, кому ты помог в критический момент. Наркоз дал и человек тебе обязан жизнью.


Почему то больные анестезиолога врачом вообще не считают. Обидно, ей богу. Звонят и спрашивают: а кто оперировал? И никогда не спросят, кто давал наркоз, кто отвечал за жизнь больного во время операции? Мы посчитали: пять тысяч наркозов в год даёт анестезиолог. Пять тысяч стрессов только от наркозов! Ведь каждый раз ты берёшь на себя ответственность за чужую жизнь: ты, анестезиолог, отключаешь у больного сознание, и тем самым лишаешь его возможности самому дышать, а значит, жить.


Больше всего мы боимся осложнений. У нас говорят так: не бывает маленьких наркозов, бывают большие осложнения после них. Иногда риск анестезии превышает риск самой операции. Может быть всё, что угодно : рвота, аллергический шок, остановка дыхания. Сколько было случаев, когда пациенты умирали под наркозом прямо на операционном столе. Перед каждой операцией идёшь и молишь Бога, чтоб не было сюрпризов.


Сюрпризов мы особенно боимся. Суеверные все стали... насчёт больных. Идёшь и причитаешь: только не медработник, не рыжий, не блатной, не родственник и не работник НПО ПМ. От этих почему то всегда неприятности. Чуть какие подозрения на сюрприз возникают, трижды сплевываем и стучим по дереву.


Нас в отделении 11 врачей, и у всех одни и те же болячки: ишемическая болезнь сердца, нарушение сердечного ритма и... радикулит. Да, да, профессиональная болезнь радикулит. Тысяча тяжелобольных проходит через наше отделение за год, и каждого надо поднять, переложить, перевезти... Сердце барахлит у каждого второго из нас как только эмоциональное напряжение, так чувствуешь, как оно в груди переворачивается.


Говорят, американцы подсчитали, что средняя продолжительность жизни реаниматолога 46 лет. И в той же Америке этой специальности врачи посвящают не более 10 лет, считая её самым вредным производством. Слишком много стрессфакторов. Из нашего отделения мы потеряли уже двоих. Им было 46 и 48. Здоровые мужики, про таких говорят обухом не перешибёшь, а сердце не выдержало...


Где тут выдержишь, когда на твоих глазах смерть уносит чью-то жизнь. Полгода стоял перед глазами истекающий кровью молодой парень, раненый шашлычной шампурой в подключичную артерию. Всё повторял: спасите меня, спасите меня. Он был в сознании и ушёл прямо у нас на глазах.


Никогда не забуду другой случай. Мужчина-инфарктник пошёл на поправку, уже готовили к переводу в профильное отделение. Лежит, разговаривает со мной, и вдруг зрачки затуманились, судороги и мгновенная смерть. Прямо на глазах. Меня поймёт тот, кто такое испытал хоть раз. Это чувство трудно передать: жалость, отчаяние, обида и злость. Обида на него, что подвёл врача, обманул его надежды. Так и хочется закричать: неблагодарный! И злость на самого себя. На своё бессилие перед смертью, за то, что ей удалось тебя провести. Тогда я, помню, плакал. Пытался весь вечер дома заглушить водкой этот невыносимый душевный стон. Не помогло. Я понимаю, мы не Боги, мы просто врачи.


Сколько нам, реаниматологам, приходилось наблюдать клиническую смерть и возвращать людей к жизни? Уже с того света. Вы думаете, мы верим в параллельные миры и потусторонний мир? Ничего подобного. Мы практики, и нам преподавали атеизм. Для нас не существует ни ада, ни рая. Мы расспрашиваем об ощущениях у всех, кто пережил клиническую смерть: никто ТАМ не видел ничего. В глазах, говорят, потемнело, в ушах зазвенело, а дальше не помню.


Зато мы верим в судьбу. Иначе как объяснить, что выживает тот, кто по всем канонам не должен был выкарабкаться, и умирает другой, кому медицина пророчила жизнь? Голову, одному парню из Додоново, топором перерубили, чуть пониже глаз зашили и ничего. Женщину доставили с автодорожной травмой перевернулся автобус, переломано у неё всё, что только можно, тяжелейшая черепномозговая травма, было ощущение, что у неё одна половина лица отделилась от другой. Все были уверены, что она не выживет. А она взяла и обманула смерть. Встречаю её в городе, узнаю: тональным кремом заретуширован шрам на лице, еле заметен красивая, здоровая женщина. Был случай, ребёнка лошадь ударила копытом пробила череп насквозь. По всем раскладам не должен был жить. Выжил. Одного молодого человека трижды (!) привозили с ранением в сердце, и трижды он выкарабкивался. Вот и не верьте в судьбу. Другой выдавил прыщ на лице (было и такое!) сепсис и летальный исход. Подобная нелепая смерть женщина поранила ногу, дело было в огороде, не то просто натерла, не то поцарапала заражение крови, и не спасли.


Хотя, где то в глубине души, мы в Бога верим. И если всё таки существуют ад и рай, мы честно признаёмся: мы будем гореть. За наши ошибки и за людские смерти. Есть такая черная шутка у медиков: чем опытнее врач, тем больше за его спиной кладбище. Но за одну смерть, которую не удалось предотвратить, мы реабилитируемся перед собственной совестью и перед Богом десятками спасённых жизней. За каждого боремся до последнего. Никогда не забуду, как спасали от смерти молодую женщину с кровотечением после кесарева. Ей перелили 25 литров крови и три ведра плазмы!


Мы перестали бояться смерти, слишком часто стоим с ней рядом - в реанимации умирает каждый десятый. Страшит только длительная, мучительная болезнь. Не дай Бог, быть кому-то в тягость. Таких больных мы видели сотни. Я знаю, что такое сломать позвоночник, когда работает только мозг, а всё остальное недвижимо. Такие больные живут от силы месяц-два. Был парень, который неудачно нырнул в бассейн, другой прыгнул в реку, третий выпил в бане и решил охладиться... Падают с кедров и ломают шеи. Переломанный позвоночник вообще сезонная трагедия - лето и осень самая пора.


Я видел, как умирали два работяги хлебнули уксус (опохмелились не из той бутылки) и я врагу не пожелаю такой мучительной смерти.


С отравлениями в год к нам в отделение поступает человек 50, из них 8-10 не выживают. Не то в этом, не то в прошлом году был 24летний парень, с целью суицида выпил серную кислоту. Привезли он был в сознании. Как он жалел, что сделал это! Через 10 часов его не стало. А 47летняя женщина, что решила свести счёты с жизнью и выпила хлорофос. Запах стоял в отделении недели две! Для меня теперь он всегда ассоциируется со смертью. '


Кто то правильно определил реаниматологию, как самую агрессивную специальность - манипуляции такие. Но плохо их сделать нельзя. Идёт борьба за жизнь: от непрямого массажа сердца ломаются рёбра, введение катетера в магистральный сосуд чревато повреждением лёгкого или трахеи, осложнённая интубация во время наркоза и можно лишиться нескольких зубов. Мы боимся допустить малейшую неточность в действиях, боимся всего...


Боимся, когда привозят детей. Ожоги, травмы, отравления... Два года ребенку было. Бутылёк бабушкиного клофелина и не спасли. Другой ребёнок глотнул уксус. Мать в истерике сама, говорит, бутылку еле могла открыть, а четырёхлетний малыш умудрился её распечатать... Самое страшное глухой материнский вой у постели больного ребёнка. И полные надежды и отчаяния глаза: помогите! За каждую такую сцену мы получаем ещё по одному рубцу на сердце.


Мы, реаниматологи, относимся к группе повышенного риска для здоровья. Вы спросите, чего мы не боимся? Мы уже не боимся сифилиса нас пролечили от него по несколько раз. Никогда не забуду, как привезли окровавленную молодую женщину после автомобильной аварии. Вокруг неё хлопотало человек 15 все были в крови с головы до пят. Кто надел перчатки, кто не надел, у кого то порвались, кто то поранился, о мерах предосторожности не думал никто какой там, на карту поставлена человеческая жизнь. Результаты анализов на следующий день показали четыре креста на сифилис. Пролечили весь персонал.


Уже не боимся туберкулёза, чесотки, вшей, гепатита. Как то привезли из Балчуга пожилого мужичка с алкогольной интоксикацией и в бессознательном состоянии. Вызвали лор-врача и тот на наших глазах вытащил из уха больного с десяток опарышей. Чтобы в ушах жили черви такого я ещё не видел!


В последние годы всё чаще больные поступают с психозами. От жизни, что ли, такой. Элементарная пневмония протекает с тяжелейшими психическими отклонениями. Пациенты соскакивают, систему, катетеры вытаскивают, из окна пытаются выброситься Один такой пьяный, пнул в живот беременную медсестру скажите, что наша работа не связана с риском для жизни.


Про нас говорят терапия на бегу. Мы всё время спешим на помощь тем, кому она крайне необходима. Нас трудно представить спокойно сидящими. Народ не даёт нам расслабиться вообще. Молодёжь падает с высоты веселятся на балконе, открывают окно в подъезде и садятся на подоконник шутя толкаются... За последние три месяца у нас в отделении таких побывало несколько человек. Семнадцатилетняя девочка упала с восьмого этажа, хорошо на подъездный козырёк. Осталась жива.


Сколько мы изымаем инородных тел можно из них открывать музей. Что только не глотают: была женщина, проглотила вместе с куском торта пластмассовый подсвечник от маленькой праздничной свечки. Он острый, как иголка пробурил желудок. Столько было осложнений! Очень долго боролись за её жизнь и спасли. Из дыхательных путей достаём кости, орехи, кедровые, в том числе. Както привезли женщину прямо из столовой застрял в горле кусок непрожёванного мяса. Уже к тому времени наступила клиническая смерть, остановка дыхания. Сердце запустили, перевели на аппарат искусственного дыхания, но... спасти не смогли слишком много времени прошло. И такие больные один за другим. Покой наступает только после дежурства, и то для тела, а не для головы. Иду домой и у каждого встречного вглядываюсь в шею. И ловлю себя на мысли, что прикидываю: легко пойдёт интубация или с осложнениями? Приходишь домой, садишься в любимое кресло и тупо смотришь в телевизор. В тисках хронического напряжения ни расслабиться, ни заснуть. В ушах стоит гул от аппаратов искусственного дыхания, сейчас работают все пять когда такое было? Приходишь на работу, как в цех, поговорить не с кем: целый день только механические вздохи-выдохи.


Даже после смены в голове беспрерывно прокручиваются события минувших суток - а всё ли я сделал правильно? Нет, без бутылки не уснёшь. А денег не хватает катастрофически. Иной раз получишь эти слезы (2700 на две то ставки) и думаешь: на кой мне это всё надо? Жил бы спокойно. В какой-то Чехословакии реаниматолог получает до 45 тысяч долларов в год. У нас в стране всё через... катетер. Врачи, как, впрочем и вся интеллигенция, в загоне. Одно утешает , что ты кому то нужен. Ты спас от смерти человека и возродился вместе."


Автор: с.Владимир Лаишевцев , анестезиолог-реаниматолог. 2000г.


Статья. Инна Акимова.

взято тут

Показать полностью
Источник: ktonanovenkogo.ru
К списку статей
Опубликовано: 21.11.2020 18:39:35
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Врачи

Реаниматолог

Скриншот

Маска

Twitter

Мат

Врачи

Медицина

Doktorbel

Пандемия

Эпидемия

Реаниматолог

Текст

Коронавирус

Комментарии на пикабу

Врачи

Реаниматолог

Длиннопост

Дети

Собака

Собаки и люди

Врачи

Карантин

Маска

Любовь

Милота

Щенки

Видео

[моё]

Коронавирус

Кемеровская область - кузбасс

Врачи

Маска

Картинка с текстом

Интервью

[моё]

Коронавирус

Маска

Врачи

Текст

[моё]

Коронавирус

Врачи

Медицина

Маска

Текст

Негатив

Италия

Коронавирус

Длиннопост

Врачи

Реаниматолог

Doktorbel

Врачи

Реаниматолог

Наркомания

Медицина

Длиннопост

Текст

Doktorbel

Дежурство

Реаниматолог

Врачи

Медицина

Длиннопост

Текст

Doktorbel

Реаниматолог

Нож

Врачи

Анестезиолог

Текст

[моё]

Маска

Врачи

Длиннопост

Чумной доктор

Врачи

Doktorbel

Реаниматолог

Семен слепаков

Doktorbel

Врачи

Реаниматолог

Текст

Анестезиолог

Реаниматолог

Исповедь

Врачи

Россия

Длиннопост

Текст

Не мое

Последние комментарии

© 2006-2020, shop-archive.ru