Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Бабий Яр

Киев пал 19 сентября 1941 года. На улицах, за неделю до, кто-то уже развесил плакаты: Жиды, ляхи и москали наилютейшие враги Украины!.

24 сентября на Крещатике был подорван штаб гитлеровской армии.

Через день комендатуру, гостиницу для офицеров ...

27 сентября 1941 года по всему городу были развешаны объявления на русском языке, на украинском и немецком:

Все жиды города Киева и его окрестностей должны явиться в понедельник, 29 сентября 1941 года, к 8 часам утра, на угол Мельниковской и Дохтуровской улиц (возле кладбищ). Взять с собой документы, деньги, ценные вещи, а также теплую одежду, белье и проч. Кто из жидов не выполнит это распоряжение и будет найден в другом месте, будет расстрелян.

Одновременно через дворников распространялась дезинформация о намерении якобы просто провести перепись и переселение евреев. Но их всех ждал Бабий Яр.

***

Бабий Яр урочище на северо-западе Киева, овраг длинной два с половиной километра.

Глубина до пятидесяти метров.

По его дну протекал одноименный ручей, в котором, ставя запруды, до войны любили купаться местные мальчишки...

Утром, 29 сентября, фашисты расстреляли по программе Т-4 752 пациента психиатрической больницы имени Ивана Павлова.

Далее сошлюсь на воспоминания Анатолия Кузнецова, автор романа с названием Бабий Яр:

По Глубочице поднималась на Лукьяновку сплошная толпа, море голов, шел еврейский Подол!.. О, этот Подол! Сплошь разговоры: куда повезут, как повезут? В одной кучке только и слышалось: "Гетто, гетто!" Подошла взволнованная немолодая женщина, вмешалась: "Люди добрые, это смерть!" Старухи заплакали, как запели....

В конце улицы был устроен пропускной пункт, за которым находилась скрытая со стороны канцелярия. Поочередно туда отводили тридцать-сорок человек, где у них отбирали документы, вещи и заставляли раздеться. Затем полицаи палками загоняли обреченных в проходы и насыпи на краю оврага, глубина которого здесь была двадцать-двадцать пять метров. На противоположном краю находился пулеметчик. Выстрелы заглушала музыка и шум самолета, который кружил над оврагом. После того, как ров заполнялся двумя-тремя слоями трупов, их сверху присыпали землей...

Только за два дня, 29 и 30 сентября, зондеркоманда 4-а под командованием штандартенфюрера Пауля Блобеля при участии частей 6-й армии вермахта и Киевского куреня украинской вспомогательной полиции расстреляли в этом овраге 33771 человека почти всё еврейское население Киева.

Оставшихся добивали 1, 2, 8 и 11 октября.

Кстати, рейхкомиссар Украины Эрих Кох приурочил расстрелы в Бабьем Яру к еврейскому посленовогоднему Судному дню, во время которого Бог пишет для каждого Книгу жизни

Я видел фотоснимки, сделанные там и тогда фотографом 637-го отряда пропаганды 6-й армии вермахта Иоганном Хёхле, от которых кровь в жилах стынет ...

Дина Мироновна Проничева, актриса Киевского театра кукол, мать двоих детей, которая носила русскую фамилию мужа, одна из двадцати девяти, чудом выживших ...

В то утро она провожала отца и маму в Бабий Яр. Внешность у Дины была не еврейская, поэтому, когда их разъединили, услышала мамин крик: Доченька, ты не похожа, спасайся! Но вместе с другими провожающими тут же оказалась схваченной полицаями ... И вот уже ее ведут к оврагу... Когда миновали коридор прокопа, открылся песчаный карьер с почти отвесными стенами. Дина глянула вниз там было море окровавленных тел. На противоположной стороне карьера успела разглядеть пулеметы и немецких солдат у костра. Когда всю цепочку загнали на выступ, один из немцев от костра отделился и начал стрелять. Дина не столько увидела, сколько почувствовала, как с выступа повалились тела и как трасса пуль приближается к ней. У нее мелькнуло: Сейчас я ... Не дожидаясь, бросилась вниз ... Когда упала, ее обдало теплой кровью лежащих рядом, снизу ... Солдаты с выступа стали пристреливать тех, кто казался им живым. Потом спустились, что-то снимали с трупов, добивали шевелящихся. Один эсэсовец наткнулся на Дину, которая показалась ему подозрительной. Приподнял ее, стал бить, но она висела мешком, не подавая признаков жизни ... Потом сверху донеслось: Эй, давай прикидай! Зазвякали лопаты, глухие удары песка о тела. Наконец груды песка стали падать на Дину. Ее заваливало, но она старалась не шевелиться... Потом, к ночи, с диким трудом откопалась. В кромешной тьме по песчаной стене, пядь за пядью, выползла наверх...

Дина Проничева много еще раз окажется на краю гибели, скрываясь в развалинах Дарницы, пробираясь по селам под именем Нади Савченко. Своих детей найдет только в конце войны, потом вернется в Киевский театр кукол и в 1946-м станет свидетелем обвинения на Киевском процессе о фашистских злодеяниях на Украине.

***

ИХ расстреливали сто четыре недели, по вторникам и субботам. Массовые казни продолжались вплоть до бегства гитлеровцев из Киева в ноябре 1943-го.

Так, 10 января 1942-го в Бабьем Яру были уничтожены около ста матросов Днепровского отряда Пинской военной флотилии.

Здесь же пали 621 член Организации украинских националистов, среди которых поэтесса Елена Телига и ее муж редактор Украинского слова Иван Рогач.

Тут же казнили цыган целиком пять таборов...

Всего, по разным подсчетам, Бабий Яр стал могилой от семидесяти до ста двадцати, а то и двухсот тысяч жертв!

Кроме того, поблизости, на месте военного лагеря частей РККА, фашисты устроили Сырецкий концлагерь, в котором содержались и уничтожались коммунисты, комсомольцы, подпольщики, военнопленные.

В 1943-м, 18 февраля, здесь были расстреляны трое игроков футбольной команды киевского Динамо участников Матча смерти:

Трусевич, Кузьменко и Клименко.

К тому же в Бабьем Яру палачи попытались создать мыловаренный завод для выработки мыла из убитых, но довести стройку до конца не успели.

Отступая и пытаясь скрыть следы преступлений, откопали и сожгли на открытых печах десятки тысяч трупов, кости перемалывали на привезенных из Германии машинах, пепел рассыпали по оврагу...

В ночь на 29 сентября 1943 года в Бабьем Яру произошло восстание занятых на работах у печей заключенных-смертников: восемнадцать из них спаслись, триста одиннадцать были расстреляны...

***

После освобождения Киева на месте Сырецкого концлагеря построили жилмассив Сырец и разбили Парк имени Сороколетия Октября. В официальном сообщении Чрезвычайной государственной комиссии о трагедии в Бабьем Яру, отредактированном в Управлении пропаганды ЦК ВКП(б) и утвержденном заместителем председателя Совета Народных Комиссаров СССР Вячеславом Молотовым, слово евреи было заменено на мирные советские граждане.

На 1950 год было запланировано открытие памятника жертвам фашистского террора в Бабьем Яру, однако из-за начавшейся в 1948-м (под маской борьбы с космополитизмом) государственной антисемитской кампании проект рухнул. Местные власти превратили Бабий Яр в свалку. Потом было решено овраг уничтожить и на его месте построить стадион, разбить парк. Против такого кощунства выступил ставший замечательным писателем воин из окопов Сталинграда, глубоко порядочный человек Виктор Некрасов.

В частности, он сказал:

Да, в Бабьем Яру были расстреляны не только евреи, НО ТОЛЬКО ЕВРЕИ БЛИ РАССТРЕЛЯН ЗДЕСЬ ЛИШЬ ЗА ТО, ЧТО ОНИ БЛИ ЕВРЕЯМИ.

Весной 1961-го из-за неправильных инженерных расчетов (овраг не засыпали, а замывали) целый район Куренёвка залило жидкой грязью, было очень много человеческих жертв (официально сообщили только о ста сорока пяти погибших).

Среди киевлян возникло суеверие, что Бабий Яр мстит за надругательство над жертвами войны.

В 1961-м Литературная газета опубликовала стихотворение Евгения Евтушенко Бабий Яр:

Над Бабьим Яром шелест диких трав.

Деревья смотрят грозно, по-судейски.

Всё молча здесь кричит, и, шапку сняв,

Я чувствую, как медленно седею...

Оно легло в основу Тринадцатой симфонии Дмитрия Шостаковича.

Еще более резкой критике скоро подвергнется опубликованный в Юности обжигающий роман-документ Анатолия Кузнецова Бабий Яр.

В 1962-м Бабий Яр был все-таки засыпан, через него проложили шоссе и построили жилые дома. Кроме того, уничтожили еврейское кладбище, чтобы возвести там телецентр. Между домами и телецентром возник огромный пустырь, на котором (далече от места казни) в 1976-м установили тот самый бездушный официозный монумент. И каждый год происходили там неофициальные митинги, потому что замалчивание чужого преступления это тоже убийство, убийство памяти!

Наконец, 29 сентября 1991 года, неподалеку от надгробных крестов возник над этой братской могилой и иудейский семисвечник-менора, к которому люди пошли по вымощенной плиткой Дороге скорби ...

А недавно я услышал по телевидению, что ныне Бабий Яр территория забвения.

Что там фактически Парк отдыха, где и шашлычные, и даже тир.

И сам я, как сплошной беззвучный крик

над тысячами тысяч погребённых.

Я каждый здесь расстрелянный старик.

Я каждый здесь расстрелянный ребёнок.

Сегодня на Крещатик и выходить не хочется - уставлен портретами ССовцев и героев-коллаборационистов (1,6 млн. евреев, русских - без счёта, было убито ими.- аааkiev), а о том периоде временщики без стыда пишут примерно такое:
"... до листопада 1943 мсто перебува пд нацонал-соцалстичною владою. Цей нетривалий перод позначився вдродженням укрансько культури..." ("...до ноября 1943 город находился под национал-социалистической властью. Этот недолгий период отмечен возрождением украинской культуры...")


Скорее всего, к возрождению относят факт расстрела гитлеровцами 27 сентября в 1941-м 752 пациентов Кирилловской больницы и печально известный Бабий Яр (мин. 200 000 расстрелянных).

Я о том, что произошло спустя долгих два года.


В нашем селе - памятник на днепровском берегу под громадным осокором тем, кто ушёл под воду холодной осенью 1943-го, был сражён вражеской очередью при штурме правого берега нашего Днепра, умер от ран в шатком свечении эвакогоспиталя, который располагался здесь.

Под этим скорбным монументом, много лет находящимся под присмотром и опекой моих односельчан, покой и порядок. Здесь другая, не столичная жизнь и настоящие герои.

Здесь лежат воины 240-я стрелковой Киевско-Днепровской Краснознамённой орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизии.

В ночь на 27 сентября 1943-го именно эта дивизия в составе Воронежского фронта форсировала Днепр, положив начало Лютежскому плацдарму, с которого в ноябре 1943 года развернулось наступление на Киев.

Пацаны в основном в списке на плите. 20-22. Стариков нет.

Моя фамилия открывает перечень.

Будь проклята война!

Вечная память павшим.

Немцы в городе Великая Отечественная война, Герои, Нацисты, Киев, Политика

Ребят, я очень верю в силу Пикабу. Мой прадед погиб в битве за Киев, похоронен где-то в Дарнице, в братской могиле. Моей бабуле 83, она постоянно это вспоминает в преддверии 9 мая. Ребят, если есть кто-то из Дарницы, и если этот памятник уцелел, пожалуйста, сфотографируйте Труфанов В. Е.

Освобождение Киева Вторая мировая война, Великая Отечественная война, Киев, Освобождение, Календарь, Видео

В этот день 6 ноября 1943 года Войска 1-го Украинского фронта (генерал армии Н.Ф. Ватутин) в ходе Киевской наступательной операции освободили от фашистских оккупантов столицу Украины г. Киев. 65 наиболее отличившихся частей и соединений получили почетное наименование Киевских.

Мужество честного взгляда История, Вторая мировая война, Литва, Холокост, Текст, Негатив, Длиннопост, Великая Отечественная война

27 июня 1941 года литовские националисты в Каунасе устроили показательную расправу над евреями в автобусном гараже товарищества Летукис в центре города (на фото). Их убивали жестоко и публично. Проламывали головы ломом, вставляли в горло шланг компрессора и вода разрывала людей изнутри. По изумленному свидетельству очевидца, немецкого солдата, каждый удачный удар лома, каждое вываливание кишок под напором воды вызывали восторг и аплодисменты многочисленных зрителей, сбежавшихся напредставление, среди которых были женщины и дети. Для полного ощущения праздника на гору изуродованных трупов взобрался аккордеонист, стал играть национальный гимн Литвы люди пели и танцевали. А потом на волне народного энтузиазма развернулся великий погром по всему Каунасу, который продолжался несколько дней, пока его не остановила немецкая оккупационная власть. Не из жалости к евреям, конечно. Просто потому, что все должно происходить по приказу, а литовские партизаны в своем нетерпении его не дождались.


Каунас далеко не единственное место на оккупированной территории бывшего СССР, где местное населения занялось уничтожением своих еврейских соседей без немцев, даже до их прихода и с таким рвением, что армейскому командованию приходилось вмешиваться.


Так было, в частности, и рядом с моим родным местечком, в Володарске-Волынском. Мне рассказывала моя учительница, Бронислава Григорьевна Грушко, как подразделение Вермахта, захватившее городок, остановило начавшийся погром, а немецкий офицер спас евреев не только от местных антисемитов, но и помог части из них бежать до подхода эсэсовских карателей.


Участие местного населения в Холокосте больная тема, которая долго была запретной. Пробуждение национального самосознания в новых государствах, образованных после развала Союза, заставляет тамошних идеологов чураться ее вплоть до извращения фактов. Долг самих народов честно смотреть в свое прошлое.


В той же Литве, где было уничтожено при массовой поддержке самих литовцев 95% евреев, национальная память формируется, тщательно обходя это трагическое явление. Писательница и театральный деятель Рута Ванагайте совершила гражданский подвиг. Она собрала свидетельства участия литовцев в Холокосте, пытаясь разобраться в произошедшем, выпустила книгу Наши, которая стала в ее стране бестселлером, но стоила ей обвинений в предательстве, потерей друзей и разрывом отношений с родственниками, подозрений в том, что она выполняла заказ России для очернения Литвы или "еврейский заказ".


Но эта книга нужна не евреям, которые знают про то, как их уничтожали нацисты и пособники оккупантов и так. Она необходима прежде всего литовцам. И делает честь самой Литве, где нашлась такая мужественная и честная женщина. К сожалению, в Украине, где подобных фактов, эпизодов и трагедий отнюдь не меньше, нет такой потребности. А официальный государственный Институт национальной памяти прилагает огромные усилия для фальсификации истории Холокоста в своей стране.


Я знаю, что и среди украинцев есть люди, готовые знать правду и рассказывать о ней. Многие украинцы помогают отыскивать места массовых казней, ставить там памятники и ухаживать за ними. 15 памятников установил в Барановском районе Житомирской области (РЕК лишь помог деньгами) редактор районной газеты, журналист Анатолий Павлович Стрельчук. Он тоже написал книгу об уничтожении евреев в его родных местах и, в частности, об участии в этом местных националистов, многие из которых ушли вместе с немцами и благополучно существовали на Западе как активисты ОУН. Но в Украине эта книга не вызвала никакого шока или интереса тема оказалась невостребованной в обществе: не знаем, не хотим знать, это не про нас, это не мы


В Украине, России, Белоруссии, Прибалтике, равно, как в Польше, Чехословакии, Франции, Голландии, Бельгии, других странах Европы, происходила страшная трагедия, которую не удалось предотвратить в том числе из-за собственных предрассудков, трусости, корысти, равнодушия. Единственная гарантия от повторения подобных трагедий знать это и признаваться в этом самим.


Автор: Юрий Каннер

Источник

Показать полностью
"Наши": исповедь убийцы евреев Холокост, Латвия, Великая Отечественная война, Длиннопост

Эстония была первой в Европе страной "юденфрай", о чём 31 января 1942 года послала в Берлин сообщение. Всего было убито более 900 эстонских евреев, войну пережили не более 12 человек. Для уничтожения иностранных евреев на территории Эстонии было создано около 20 концентрационных лагерей, крупнейшим из которых был лагерь Клоога. В Латвии и Литве тоже не жаловали евреев.

В январе 2016 года вышла на литовском языке книга Руты Ванагайте Наши, основанная на архивных материалах. Это был эффект разорвавшейся бомбы. В стране разразился скандал, от журналистки многие отвернулись. Автор рассказала страшную правду - о массовом добровольном участии простых литовцев в убийствах евреев и грабеже их имущества: "В годы нацистской оккупации в Литве были убиты около двухсот тысяч евреев. Двести тысяч - это пятьдесят тысяч семей. Остались их дома, их земля, скот, мебель, драгоценности, деньги. Остались их предприятия, магазины, аптеки, больницы, постоялые дворы, школы, синагоги, библиотеки со всем находящимся там ценным имуществом. Куда все это подевалось? Кто обогатился? Только ли немцы, которые приказали все ценности передать в распоряжение рейха? Только ли те, кто расстреливали, а потом выдирали золотые зубы и делили между собой одежду?" "Куда пропало всё это имущество? Вся Литва разбогатела", - говорит Рута Ванагайте. - "В администрации Литвы (в период нацистской оккупации) работало 20 000 человек: полицейские, начальники полиции округов. Только три процента из них являлись немцами."


В литовских лесах насчитывают 227 мест массовых убийств.


В 2018 году, книга была переведена на русский язык с названием: "Свои. Путешествие с врагом". В Инете приводятся отрывки из её книги и интервью с автором.

"Должна разочаровать подозрительных читателей я обыкновенная литовка, у меня нет еврейской крови. И я не просто литовка, а улучшенная литовка, потому что отец моего отца Йонаса Ванагаса, старый Йонас Ванагас, политзаключенный, осужденный за антисоветскую деятельность и полгода спустя насмерть замерзший в Карлаге. Вся его семья ссыльные, отбывавшие ссылку в Красноярском крае. Я всегда гордилась дедом, который в Каварскасе спилил дерево, чтобы преградить путь отступающей Красной армии. И сорвал портрет Сталина со школьной стены. Соседи-литовцы, конечно, на него донесли, и он был арестован.


В Литовском особом архиве я прочитала секретное дело своего деда на 96 страницах, его показания и показания соседа, арестованного Советами вместе с ним, протоколы допросов и очных ставок. Подвиг Йонаса Ванагаса несколько померк в моих глазах, когда я нашла в деле сведения о том, что в годы немецкой оккупации он входил в комиссию, которая составляла списки евреев. Он в убийствах евреев не участвовал, на их добро не зарился, поскольку был достаточно богат. Свидетели на допросах говорили, что все десять евреев из Каварскаса, включенные в список, были в августе 1941 года отправлены в Укмерге. Сосед Балис, которого арестовали и допрашивали вместе с моим дедом, конвоировал этих евреев к месту казни, а в награду за это получил еврейский дом и 4,5 гектара земли. Так записано в деле. Мой дед получил от немцев двух советских военнопленных работать на его участке. Вот такая небольшая полуживая награда."


Кому-то из тех, кто убивал, удалось бежать из Литвы. Писательница пишет о своём дяде, муже тёти, который преуспевал в США, он "все советские годы ящиками присылал нам джинсы, пластинки и даже пломбы для зубов. И писал нам чудесные теплые письма. Подписывался почему-то не Антанас, а Антоселе. Родители нам сказали, что Советы ищут дядю Антанаса, и потому ему лучше своего имени и фамилии нигде не упоминать (ведь письма из-за границы читала советская госбезопасность).(...) Умер он "во Флориде, на берегу океана, в красивом доме, окруженном садом, где растет огромное манговое дерево. В одном из литовских городков ему поставлен памятник. К сожалению, его имя упоминается и в составленном евреями знаменитом списке пяти тысяч литовских палачей."

*****

Из статьи Лианы Алавердовой "Кто услышит правду Руты Ванагайте?" (http://club.berkovich-zametki.com/?p=42981 )


"Какому народу понравится услышать такое о себе? (...) Разоблачительной книгой Ванагайте была возмущена и литовская община Америки. А разве не было в Литве тех, кто спасал евреев? Конечно же были. Но это были исключения из правила. Большинство населения, из-за антисемитизма ли, из жадности к чужому добру, из зависти, либо из апатии и трусости были соучастниками чудовищных злодеяний.


Из всех стран и народов, принимавших участие в Холокосте, только Западная Германия в массовом масштабе наиболее последовательно покаялась и признала свою вину. Все остальные народы Восточной и Западной Европы с удовольствием свалили всю вину на Гитлера. Никто с него и его пособников этой вины не снимает. Но убийство евреев не привело бы к таким чудовищным последствиям, если б не добровольные участники из других стран. Это надо помнить и знать. Не только евреям, которым эти факты хорошо, даже слишком хорошо известны, но и остальным народам, чьи предки участвовали в злодеяниях.


В Литве открыты архивы КГБ. Многое, очень многое можно почерпнуть оттуда. Узнать, например, чья родня участвовала в убийствах евреев, кто предавал и доносил. Раскрывается вся грязь, все подлости довоенного и послевоенного времени. Кто захочет знать правду о своей родне? Мало таких, если они вообще есть. Рута Ванагайте одна из немногих, кто отваживается смотреть правде в глаза."

*****

Источники и дополнительный материал:

- "Муж той женщины евреев расстреливал, так он продал мне зуб со всей коронкой". Отрывок книги Руты Ванагайте и Эфраима Зуроффа "Свои. Путешествие с врагом" - https://www.corpus.ru/press/otryv-kniga-vanagajte-zuroffa-sv...

- "Мы не звери, чтобы на глазах отца стрелять в ребенка".- Проникновенное письмо Руты Ванагайте. https://baltnews.lt/vilnius_news/20181001/1018403812/lithuan... -

- Рута Ванагайте, автор книги "Наши": про убийц, праведников и евреев. Интервью. - http://www.newsru.co.il/israel/15jun2017/ruta_201.html -

- "Холокост: что замалчивают в Литве" - http://www.stoletie.ru/zarubejie/holokost_chto_zamalchivajut... -

*****

Пишет Лариса, жившая в Эстонии, а теперь в Финляндии:


Как и Рута Ванагайте, я не еврейка. Ни у кого у моих предков не было ни капли еврейской крови. О том, что эта книга опубликована на литовском языке, я читала в Инете примерно год назад в опубликованных интервью с Рутой Ванагайте.


Тема ВОВ и вообще Второй мировой войны меня очень интересует. У меня есть серьёзная серия книг о Второй мировой войне, на финском языке, изданная в Великобритании. Мой интерес к войне объясняется во многом тем, что я родилась в войну, моё детство пришлось на послевоенное время. В пору моего детства и юности шло много фильмов о войне, в том числе и зарубежных, показывали и хроники военных лет, много книг о войне было перечитано. Когда в 70-х годах я путешествовала по Европе, уже живя в Финляндии, то гиды тогда много рассказывали о ВМВ, о Холокосте - геноциде еврейского народа, например, в Амстердаме об еврейской девочке Анне Франк. А сейчас, путешествуя по Европе, я везде фотографирую памятники павшим в ВМВ воинам, итальянским партизанам.


Но эта книга лично для меня было жестоким откровением - тяжело было узнать, что один из народов Балтики, простые люди, не нацисты, принимали участие в расстрелах евреев, что местное население не только вселялось в дома евреев, но и выдирало у обречённых зубы с золотыми коронками, брало золотые украшения с убитых, одежду, обувь и всякую домашнюю утварь, и что, как рассказывает Рута, простые литовцы шли расстреливать евреев "от нечего делать. Тогда была такая логика: давали поесть и пострелять. А ещё можешь взять одежду, обувь, цепочки евреев, выпить."

PS

Для несведущих напомню, что частичное или полное отрицание Холокоста во многих странах противозаконно, в том числе и в России.


***


В 2017 году книги были изъяты из продажи. В начале 2018 года около 27 000 книг Ванагайте находились на складах Каунасской свободной экономической зоны (СОЗ) с конца октября 2017. Издательство Alma littera назвало решение изъять книги из продажи искренней реакцией на заявления писателя о партизане Адольфасе Раманаускасе-Ванагасе и ценностной позицией. "Сейчас решение должно принять издательство. Я попросила либо отдать мне часть книг, либо выплатить мне компенсацию. Я бы нашла им место. Все книги я бы отдала в библиотеки", сказала в начале уходящего года DELFI Ванагайте.


***


Представляем вниманию читателей отрывок из книги Руты Ванагайте "Наши". Свидетельство Юозаса Алексинаса, расстреливавшего евреев в Белоруссии. Тогда ему было 28 лет.


Алексинас родился в 1914 г., служил в армии независимой Литвы, затем в батальоне A.Импулявичюса. В годы советской оккупации был секретарем профсоюза.


Алексинас: Служить в 1941 году из запаса вызвал Кубилюнас. Я должен был явиться в комендатуру. Сказали, для поддержания внутреннего порядка. На полгода. Помочь немцам. Мы охраняли военнопленных, работавших на торфянике.


Когда вас выслали из Литвы?


Когда, не скажу, только знаю, что осенью, в конце сентября или в начале октября. Увезли в Минск. Не сказали, куда везут, только посадили в машины. Тогда в первый и последний раз я видел командующего батальоном майора Импулявичюса, он присутствовал на прощании.


Сколько там пробыли?


В мае снег сошел, тогда я убежал.


Почему бежали?


Не хотел воевать за немцев. Немец уже не был настоящим приятелем, мы для них были только орудием. Хотя они нами не командовали, только ездили с нами. Мы не понимали их языка, поэтому нами командовали наши офицеры. Гегявичюс командующий отрядом, Плунге командующий ротой. Из тех офицеров, которых я видел, только Гегявичюс хорошо знал немецкий, именно он всегда с немцами поддерживал контакты. Передавал нам приказы, которые отдавали. Мы жили в Минске, не в казармах, а отдельно небольшими группами, в комнатках.


Так вас возили по всей Белоруссии?


Возили.


А евреев вы расстреливали в каких городах?


Во всех. Ехало много машин, в большой город везли батальон. Нас возили в крытых немецких машинах. Никто нам не говорил, куда едем. Местная полиция ходила по квартирам и собирала евреев, сгоняла их на площадь. Затем распределяли по списку, немцы оставляли себе тех, кто был нужен врача какого-нибудь, может инженера, остальных гнали в яму. Ямы уже были выкопаны за городом, на откосах.


Сколько вы видели таких расстрелов?


Я и сосчитать уже не могу. Около 10, наверное. Мы сами должны были гнать с площади к яме, а в конце расстреливали. Брали группу из этой массы людей и уничтожали.


Эти люди были с вещами?


Нет, на них была лишь одежда. Вещи из домов не давали брать. Их гнали строем, по 4 человека. В большом городе колонна была длинная. Часть солдат стояла на краю ямы, другая гнала к яме. Сгоняли в яму, заставляли лечь, и мы расстреливали их.


Стреляли в лежачих?


В лежачих. Один ряд проходит, тогда сверху залезает второй, на него следующий.


Землей не засыпали?


Нет. В конце засыпали хлорной известью. Кто их потом закапывал, не знаю. Мы расстреливали и уезжали. Нам выдавали только русские ружья и патроны. В их числе были разрывные пули и горящие пули. Бывало, загорается одежда, одних гонят, а одежда уже горит, такой удушливый запах горящего тела. Противно. Не могу вам объяснить, это надо видеть.


Людей пригоняли, и они должны были ложиться на горящие трупы?


Да. Ложились, и все. Шли, не сопротивляясь. Не было такого, чтобы остановились на краю ямы: не пойду... Раздевались, забирались и ложились.


Куда надо было целиться?


Обычно в грудь. Или в затылок. Но бывало разрывные быстро вскрывали голову при попадании в затылок.


Сколько за время одной акции расстреливали?


А черт их знает. Сколько пригоняли, столько расстреливали. Не закончив, не уезжали. Назад эту группу уже не везли. Никто не сообщал, сколько, пригоняют тысячу или две, или сто, или еще сколько-то. Идут как агнцы какие, никакого сопротивления.


А дети?


Несли детей маленьких, других за руку вели. Всех уничтожали.


Если мать или отец держали ребенка на руках, так вместе с ним ложились в яму?


Ложились, и ребенка рядом с собой, руку на него клали.


Так вам надо было выбирать, в кого стрелять - в отца или ребенка?


В таком случае сначала стреляешь в отца. Ребенок ведь ничего не чувствует. Сами подумайте: как чувствует себя отец, если рядом с ним ребенка застрелят? Не из автомата ведь стреляешь, одна пуля в отца, другая уже в ребенка.


Когда вас посылали на расстрелы, какое настроение у вас было?


Не спрашивайте. Становится человек таким автоматом. Делаешь, сам не знаешь, что. Жутко. Немцы стреляли редко, обычно фотографировали...


Когда вы расстреливали, думали ли, за что этих евреев расстреливают?


Я больше никого не виню, только Бога, если он есть, почему позволяет убивать безвинных людей. И тогда я также думал.


Источник

https://ru.delfi.lt/news/live/nashi-ispoved-ubijcy-evreev.d?...

Показать полностью
МИД Германии поддержало закон Варшавы о холокосте Холокост, Великая Отечественная война, Германия, Польша, Израиль, Политика

Глава МИД Германии поддержал закон Варшавы о холокосте. Зигмар Габриэль заявил, что вина за концлагеря лежит только на немцах.

Закон о холокосте польский сенат принял 1 февраля. За признание помощи немцам со стороны поляков в годы войны ждет наказание.

В Израиле инициативу Варшавы назвали искажением исторической правды, Тель-Авив отменил запланированный визит главы нацбезопасности Польши.


https://iz.ru/704228/video/mid-germanii-podderzhalo-zakon-va...

Бабий Яр
Чтобы помнили (Часть 15) Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Бабий яр, Фашисты, Длиннопост

Бабий Яр урочище на северо-западе Киева в годы Великой Отечественной стал братской могилой для тысяч людей, а после войны одним из символов Холокоста. Именно здесь без разбора, безжалостно расстреливали и женщин, и стариков, и детей. Бабий Яр поглощал свои жертвы регулярно 103 недели подряд, писали историки.

Трагедия Бабьего Яра

Бабий Яр один из самых больших природных оврагов на территории Киева. Глубокое урочище немецкие войска, занявшие Киев в сентябре 1941 года, использовали для массовых расстрелов советских граждан.

В конце сентября 1941 года нацисты распространили объявления в целях переселения всем евреям Киева надлежало собраться возле еврейского кладбища, имея с собой документы, деньги, драгоценности и постельное белье. Всем неявившимся грозил расстрел. По городу было расклеено более 2 тысяч объявлений. Параллельно через дворников и управдомов распространялась дезинформация о переписи и переселении евреев. Большинство из оставшихся в городе евреев женщины, дети и старики (взрослое мужское население было призвано в армию) прибыли в назначенное время. Были собраны также и представители некоторых других нацменьшинствВ конце улицы создали пропускной пункт, все что за ним происходило было невидимо со стороны. Поочередно туда отводили по 30-40 человек, где у них отбирали вещи и заставляли раздеваться. После этого полицаи с помощью палок загоняли людей к краю оврага глубиной 20-25 метров. На противоположном краю располагался пулемётчик. Выстрелы специально заглушались музыкой и шумом самолёта, кружившего над оврагом. После того как ров заполнялся 2-3 слоями трупов, сверху их засыпали землёй.Так как расстрелять всех прибывших за одни сутки не успели, в качестве пункта временного содержания использовались помещения военных гаражей. За два дня 29-30 сентября 1941 зондеркоманда 4а под командованием штандартенфюрера Пауля Блобеля при участии частей вермахта (6-й армии) и Киевского куреня украинской вспомогательной полиции под командованием Петра Захвалынского (сам Захвалынский никакого отношения к этим расстрелам не имел, так как прибыл в Киев только в октябре 1941 г.; в 1943 г. его убили немцы) расстреляли в этом овраге 33 771 человек практически всё еврейское население Киева. Дальнейшие расстрелы евреев состоялись 1, 2, 8 и 11 октября 1941, за это время было расстреляно около 17 000 евреев.Массовые казни продолжались вплоть до самого ухода немцев из Киева. 10 января 1942 года были расстреляны 100 матросов Днепровского отряда Пинской военной флотилии. В 19411943 годах в Бабьем Яру был расстрелян 621 член ОУН (фракция С. Бандеры), среди них украинская поэтесса Елена Телига и её муж, у которого была возможность спастись, но он предпочел остаться с женой и друзьями по редакции Украинского слова. Кроме того, Бабий Яр послужил местом расстрела пяти цыганских таборов.

На моих глазах раздевали, били: люди истерически смеялись, видимо, сходили с ума, становились за несколько минут седыми. Грудных детей вырывали у матерей и бросали вверх через какую-то песчаную стену, всех голых выстраивали по два-три человека и вели на возвышенность к песчаной стене, в которой были прорезы. Туда люди входили и не возвращались С противоположной стороны из пулеметов их расстреливали, люди падали вниз в очень глубокую пропасть.

Из воспоминаний чудом уцелевшей Дины Проничевой


Почему Бабий Яр?

Во-первых, урочище, по мнению нацистов, идеально подходило для казни. Во-вторых, недалеко от Бабьего Яра располагалась железнодорожная станция: большинство из обреченных евреев верили, что их действительно будут переселять на другое место жительства.


Акция по уничтожению еврейского населения была организована молниеносно и фундаментально. Местом преступления избрали Бабий Яр бывшее военное стрельбище с глубокими оврагами, где могли поместиться сотни тысяч трупов. К Бабьему Яру удобные подходы, тут же железнодорожная станция Лукьяновка-Товарная, что давало возможность внушить обреченным, что их ждет не смерть, а переезд к новому месту жительства.

Ю.Шульмейстер в своей книге Гитлеризм в истории евреев


Спланировано заранее

24 сентября 1941 года силами НКВД были подорваны дома, в которых располагались представители оккупационной администрации и полицай-комендатуры. Взрывы и пожары продолжались и в последующие дни, когда было уничтожено около 900 крупных жилых и административных зданий. Некоторые исследователи считают, что эти события и послужили причиной массовых расстрелов.

Однако есть факты, позволяющие утверждать, что казни в Бабьем Яру были заранее спланированы и никак не связаны с событиями 24 сентября. Во-первых, впервые в ходе захвата украинских городов и поселков расстрельная команда (зондеркоманда) 4-А вошла в Киев одновременно с передовыми частями вермахта. Во-вторых, готовность немцев к массовым расстрелам евреев в Бабьем Яру, подтверждается и фактами более ранних расстрельных акций в Виннице, Могилев-Подольском и других украинских городах.

Палачами в Бабьем Яру были не только нацисты из расстрельной команды 4-А, но и полицаи из местных жителей.

Жертвами массовых репрессий 29 и 30 сентября 1941 года стали более 33 тысяч человек. В состав зондеркоманды 4-А входило всего 50 человек, которые не смогли бы физически расстрелять такое количество людей, считает историк Элиазар Блоштейн. Исходя из этого, Блоштейн делает вывод, что полицаи не только сопровождали евреев к месту казни, как утверждают некоторые историки

Первые жертвы

Первый расстрел в Бабьем Яру произошел 27 сентября 1941 года. В этот день жертвами расстрельной команды стали 752 пациента психиатрической больницы им. Павлова, которая находилась в непосредственной близости к урочищу. Точного места казни до сих пор не удалось установить.

Цифры

Массовые расстрелы евреев Киева в Бабьем Яру считаются одним из беспрецедентных событий Холокоста в годы Великой Отечественной войны. Согласно официальным данным, жертвами расстрелов стали 100 тысяч человек. По версиям некоторых ученых, в Бабьем Яру погибли свыше 150 тысяч человек. Евреи-заключённые, которым немцы приказали сжигать тела в 1943 году, утверждали о 70-120 тысячах.


Взято отсюда:https://defendingrussia.ru/a/babij_jar_splanirovannaja_trage...

И еще из одно места, которое указывать нельзя

Чтобы помнили (Часть 15) Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Бабий яр, Фашисты, Длиннопост
Показать полностью 1
Интервью с выжившей узницей Освенцима Ларисой Степановной Симоновой. Освенцим, Великая Отечественная война, Длиннопост, Интервью, История, Война, Нацизм, Холокост

Судебный процесс в Международном военном трибунале Нюрнберга стал финальной точкой во Второй мировой войне, в которую были втянуты 62 из 73 государств мира, существовавших на тот момент. По официальным данным, на фронтах Второй мировой погибло 27 миллионов человек, общее же число жертв - 50-55 миллионов. В этом тире между цифрами и есть особый цинизм войны, для которой жизни пяти миллионов человек существенной роли не играют.


Язык судопроизводства лаконичен и сух. Но трудно даже представить, как звучали бы обвинения из уст людей, хоть и оставшихся в живых, но все равно убитых - войной: вдов, осиротевших детей, чудом переживших блокаду ленинградцев и еще миллионов тех, для кого жизнь разделилась на до войны и после. Среди них могла бы быть и девочка по имени Лариса, которая предъявила бы военным преступникам отметины Освенцима, оставленные на ее теле в пятилетнем возрасте.


Сегодня она, председатель Макеевской городской организации бывших узников концлагерей, удивляет и своих ровесников, и тех, кто помоложе: если кому-то нужна помощь, Лариса Степановна забывает о собственных болезнях и идет по кабинетам. Недавно по ее инициативе в Макеевке появился памятник детям, которых фашисты делали донорами для солдат и офицеров немецкой армии. Пока это единственный в мире такой монумент. Лариса Симонова могла погибнуть много раз еще ребенком, но выжила, поэтому теперь знает истинную цену жизни.

Интервью с выжившей узницей Освенцима Ларисой Степановной Симоновой. Освенцим, Великая Отечественная война, Длиннопост, Интервью, История, Война, Нацизм, Холокост

Лариса Степановна при посещении музея, на бывшей территории лагеря смерти.

- Лариса Степановна, вашей бодрости духа и жизненной энергии могли бы позавидовать многие нынешние молодые люди. Вы регулярно принимаете участие в различных общественных благотворительных акциях, сборе гуманитарной помощи...


- А как иначе? Гуманитарную помощь мы собираем часто, в том числе для бывших узников, многие из которых живут в нищете, постоянно недоедают, нуждаются в лекарствах. Но дело не только в этом. Порой мы больше страдаем от черствости чиновников.


Когда-то для справки о том, что я пятилетним ребенком содержалась в концлагере, с меня потребовали документ, подтверждающий, что я не совершала преступлений против Родины. Дошло до того, что мое дело в 2005 году рассматривал Верховный суд: пришлось доказывать, что я - это я.


Когда решение было принято в мою пользу, я сказала, что мне никто не поверит - столько раз я сталкивалась с человеческой тупостью! Тогда заместитель председателя Верховного суда Анатолий Ярема достал свою визитку и передал ее мне: дескать, если не поверят, пусть звонят ему лично. Но долгое время я со своими обидчиками общалась только во сне, и муж наутро спрашивал меня, отчего я всхлипывала ночью. Вслух заговорила о себе только в 1991-м.


- Но те, кому надо, наверняка и так о вас знали многое...


- В анкете я указала, что вместе с тетей находилась в немецком плену, и директор школы, в которой я преподавала, предупредил, что я вылечу с работы, как только открою рот. А потом так случилось, что я помогала работникам СБУ в поиске подтверждающих документов, когда узникам начали выплачивать денежные компенсации. Пришла по своим делам, увидела, сколько у них работы, и предложила свою помощь. С утра до вечера в подвале архива мы перебирали десятки тысяч документов, фотографий, писем, завернутых в истлевшие газеты. Там, в подвале, от сырости и пыли я и заработала себе хроническую пневмонию.


- Среди людей, которым вы помогали в поисках и восстановлении документов, не довелось встречаться со знакомыми по Освенциму?


- Как-то ко мне на прием пришла женщина - села в уголке, сумочку держит. Я с людьми общаюсь, смотрю - а она все сидит и сидит, ждет, пока освобожусь. Дождалась и обратилась ко мне со словами: Моника, ты меня помнишь? Я - тетя Аня.... Меня как током ударило: тетя Аня, конечно! Эта женщина - и не только она! - опекала меня в лагере.


- А почему она назвала вас Моникой?


- В целях конспирации в лагере мне давали имена погибших детей. Меня ведь не должно было быть...


- Понимаю, что вам больно рассказывать о пережитом ужасе. Может, начнем с приятных воспоминаний?


- Я родилась в 37-м. Мои родители познакомились на Макеевском коксохимзаводе: отец там работал, а мама этот завод строила - она приехала в Донбасс немного раньше, по комсомольской путевке. Отец был военным и вскоре отбыл к другому месту службы. Присылал мне откуда-то красивую одежду, в яслях я была самой нарядной из всех. Смутно помню, как отец приехал однажды домой с турецким одеялом для мамы и подарком для меня - это была огромная кукла с кроваткой. Потом родилась сестра Аллочка, и папа (он служил в Севастополе) настоял, чтобы мы к нему переезжали. Мы собрали вещи и приготовились к отъезду. А наутро началась война. Помню, что творилось в доме, когда люди узнали страшную новость: все шумели, кричали...


Так мы и оказались на оккупированной территории. Из суровой зимы 41-го в память особенно ярко врезалось воспоминание: я, маленькая, иду на рынок покупать ряженку (мама тяжело заболела), а руки примерзают к баночке. И я дышу на стекло, чтобы отогреть руки.


- С отцом вы так и не встретились?


- Нет. Пришла похоронка: Степан Николаевич Конашевич погиб 16 июля 1942 года. Отец во время обороны Севастополя перевозил в укрытие раненых.


В том же 42-м году погибла и моя сестра Аллочка. Это страшная история. Как я говорила, у нас в доме были собраны вещи для погрузки в контейнер. Когда в Макеевке началась оккупация, мама брала кое-что из узлов и несла на рынок, чтобы обменять на еду. В один из дней мы с Аллочкой остались дома одни: я сидела у окна, сестра спала в своей люльке. И вдруг открылась дверь и вошли трое с рюкзаками и с автоматами. Стали обыскивать нашу комнату, рылись в шкафах.


- Немцы?


- Они мародерством не занимались. Мне кажется, это были итальянцы. Из шкафа вытащили куклу, которую подарил мне отец. Этого я не могла пережить, начала сопротивляться, открыла окно, стала кричать: Дяди забирают мою куклу!. Один из них увидел на стене портрет отца в морской форме. Я услышала слово marinaio. И тут он расстрелял портрет... Осколки разлетелись по всей комнате. Кроватка Аллочки стояла у этой же стены, и ей в глаз попало стекло. Я видела, как глазик ее вытек, представляете? Пыталась позвать соседей, а этот тип взял и вытолкнул меня в открытое окно. Я схватилась за ручку и повисла на ней. Он смотрел, как я пытаюсь удержаться, и улыбался. Потом ударил меня. Я упала на грядки, сломала руку, ребра... Аллу мы хоронили в маленьком фанерном ящике, куда я подложила свои игрушки - восковые уточки.


- Вам суждено было выжить тогда, чтобы потом попасть в Освенцим. Как это случилось?


- Спасая меня от голода, мама по-прежнему вынуждена была менять вещи на продукты, но рынок в Макеевке давно уже опустел, и ей пришлось отправиться в соседнюю Днепропетровскую область. Присматривать за мной приехала мамина сестра тетя Нина. Это было в июне 42-го. Только мама ушла, как в Макеевке начался массовый угон населения в Германию.


Тетя Нина, чтобы не попасть в облаву, среди ночи взяла меня, какую-то одежду и отправилась на вокзал. Мы подошли к кассе, где нам сказали, что билетов нет и поезда вообще не ходят. Но в темноте тетя разглядела товарный состав, весь облепленный людьми - они висели на бамперах, на крышах, на ступеньках. Мы с трудом нашли место. Ехали без остановок. В небе кружили немецкие самолеты, слышались взрывы. Бомба настигла наш состав под станцией Лозовая. Нас с тетей выбросило из поезда, и мы обе получили мелкие осколочные ранения (показывает шрамы. - Авт.).


- Но передвигаться вы хотя бы могли? Нужно ведь было немедленно бежать.


- Да какое там... Мы даже опомниться не успели, как загудели сирены, вспыхнули прожектора. В их свете я увидела женщину - она отрешенно сидела с ребенком на руках. Присмотревшись, я поняла, что от ребеночка осталась одна голова, и женщина прикладывала ее к своей груди. Другая женщина, без руки и половины лица, бежала по полю.


Тут же подъехали черные машины, и раненых людей стали заталкивать в них. Одна из машин остановилась у края оврага, в который выбросило нас. Я услышала крик: Comme, comme!. Мы выползли на свет фонарей, и нас затолкнули в машину на головы других людей. Куда нас везли, как долго, не знаю. Я просила пить, и тетя Нина своей слюной смачивала мне губы. А потом нас всех пересадили в поезд, набитый людьми. Лето, жара... В дороге многие умирали, но было так тесно, что умершие продолжали стоять, потому что их собой подпирали живые. Пришлось выломать доски и сбрасывать трупы на рельсы. Трупный запах врезался в мою память навсегда... Я и сегодня не могу бывать на похоронах.


- Вас привезли в Освенцим?


- Нет, первое время мы работали на хозяина. Кормили свиней. Приносили им еду и высыпали в механизированные контейнеры. Если в уголках оставалось хоть что-то, я собирала остатки и складывала в свой фартук. Однажды за этим занятием меня застала хозяйка. Она со всего маху ударила меня по затылку, потом ногами встала на мои пальцы. А вскоре нас увезли в лагерь. Там стали сортировать детей и взрослых. Тетя держала меня, не хотела отпускать, и тогда два рыжих мордоворота схватили меня за руки, дернули их с силой и сорвали с плеч. Больше я ничего не помню, потому что от боли потеряла сознание. Руки вправил мне потом немецкий фельдшер.

Интервью с выжившей узницей Освенцима Ларисой Степановной Симоновой. Освенцим, Великая Отечественная война, Длиннопост, Интервью, История, Война, Нацизм, Холокост

Фотография маленькой Ларисы. 1940 год.

- Вы попали в лагерный госпиталь?


- Нет, меня бросили на гору трупов - многих расстреливали тут же, на месте. Это уже потом, в мужском бараке, немецкий фельдшер, политический узник, придумал, как мне помочь. Из телефонных проводов он сплел лангеты, прикрепил к моим рукам и сверху замотал тряпками, чтобы не было заметно. Я эти цветные проводочки долго хранила. Они казались мне тогда такими красивыми.


- Простите, но трупы, среди которых вы оказались без сознания, сжигали ведь в печах крематория. Как же вам удалось выжить?


- В крематории я очнулась, открыла глаза, попросила пить. Надо мной склонился какой-то человек. Яка гарна дiвчинка. - сказал. - Вона повинна жити. Меня спрятали в одном из ящиков, куда складывали одежду, снятую с трупов, после чего перенесли в мужской барак. Мой спаситель со своими товарищами рисковали жизнью, и не только своей: если бы о моем спасении стало известно, расстреляли бы весь барак.


- С тетей Ниной вы потом нашли друг друга?


- Нет, конечно. Роман Евсеевич (так звали моего спасителя) поставил мои ноги на свои, накрылся одеялом, и так мы с ним дошли до плаца, где узники выстраивались для проверки. Он передал меня стоявшей рядом женщине, которая точно так же приняла меня под свое одеяло. Вот так я попала в женский барак, но моей тети Нины там не было. Ухаживали за мной другие женщины, а среди них - Анна Бочарова, та самая тетя Аня, с которой я встретилась потом через много лет. Я кочевала из барака в барак: как только где-то умрет ребенок, меня - туда. Мне давали имена умерших детей.


- Извините, но в лагере смерти все равно ведь шла какая-то жизнь, а дети всегда остаются детьми. Хотелось, наверное, и поиграть, и покапризничать?


- Конечно, у меня были друзья, мы с ними играли. Но делали все очень тихо. Нам нельзя было ни общаться, ни смеяться, ни шуметь. За малейшую провинность били резиновой палкой. Бараки наши плохо отапливались, и дети грелись в золе печей крематория. Когда начальница женского лагеря Мария Мендель, при виде которой все замирали от ужаса, застала нас там, подружки мои спрятались, а я не успела. Она наступила мне на грудь сапогом, и я услышала, как затрещали мои кости, а спина запекла от тлеющих углей. Я, конечно, не знала тогда, что лежу на сгоревших человеческих костях.


- У детей в Освенциме были какие-то игрушки?


- Да, взрослые заботились о нас: женщины делали из тряпок куклы, мужчины передавали нам такие фигурки фанерные и кремешки - их вытачивали для нас на каменоломне. А Мария Мендель игрушки у нас отбирала. Ели мы строго по команде. В бараке, на всю его длину, стоял стол, а за спиной у нас - надсмотрщики. Не дай Бог повернуться или заглянуть кому-то в миску, перекинуться с соседом хоть словом - избивали тут же. Комендант дает команду: Achtung!, и все должны повернуть головы. Eine Loffe Suppe und ein Brot! - это значит, что надо набрать только одну ложку супа и только один раз откусить хлеб.


- Что это была за еда?


- Раз в день давали прокисший суп из нечищеной брюквы, с землей, с червями. Потом - ломтик хлеба в палец толщиной и мармелад из свеклы или маленькую картошку. И больше ничего. Вода - в строго ограниченном количестве. Напиться, когда хотелось, было нельзя. Руки вымыть было нечем, мы все были грязные, страшные. И у каждого - вши, несметное количество. У меня на ноге до сих пор осталось пятно - я тогда расчесала рану, и в ней завелись черви. Рана выгнила, и из нее выглядывала желтая кость.


- Хотя бы детям медицинскую помощь оказывали?


- Больных отправляли в госпиталь, но это была верная смерть. Там на детях ставили медицинские опыты, поэтому женщины до последнего старались уберечь нас от такой помощи. Помню, как приезжал очень красивый человек, напыщенный такой. Он отбирал детей, в том числе и близнецов. Это был сам Йозеф Менгеле (доктор, проводивший опыты над людьми, отличавшийся уникальной жестокостью и получивший кличку от заключенных Ангел Смерти. В конце войны бежал на Запад, переодевшись в форму солдата. Был задержан, а потом отпущен. Скончался в 1979 году в Бразилии. - Прим. ред.).


Детей, отобранных Менгеле, увозили в центральный лагерь. Меняли им цвет глаз, впрыскивая в них химикаты, делали инъекции прямо в сердце, анатомировали живьем - обращались с ними, как с материалом. И над взрослыми опыты ставили тоже.


Кстати, в соседнем бараке было что-то наподобие родильного отделения - но не в том смысле, что женщинам помогали справиться с родами. Там работала полька-акушерка и уличная девка-немка, которые следили за тем, чтобы роженицы топили своих младенцев, или же делали это сами. Когда в нашем бараке, прямо на земляном полу, родила женщина, к ней подошла немка из заключенных, подцепила ребенка лопатой и живьем кинула в печку-буржуйку.

Интервью с выжившей узницей Освенцима Ларисой Степановной Симоновой. Освенцим, Великая Отечественная война, Длиннопост, Интервью, История, Война, Нацизм, Холокост

Узник Освенцима Роман Продиус Евсеевич заменил Ларисе отца.

- Узников Освенцима освободили 27 января 1945 года. Вы знали, где ваш дом, как искать маму?


- Ничего я, конечно, не помнила. Вышла из барака, ноги мои обмотаны тряпками, потому что обуви не было никакой. И вдруг меня окликает какой-то человек. Оказалось, это тот самый Роман Евсеевич Продиус, мой спаситель. Он был уже не узником, а освободителем. Из Освенцима бежал, когда стало ясно, что освободительное движение подходит к границам Польши.


- Как же он узнал вас в толпе измученных людей?


- Сказал: А очi тво, дiвчинка, не змiнилися. Рассказывал потом, что искал меня по всем баракам, - видимо, чем-то запомнилась я ему. Больше он меня уже не отпустил. Привез в село под Киевом, где жил его отец, оставил там, а сам уехал работать в Донбасс. Относились ко мне в деревне очень хорошо, даже отдавать меня не хотели. Но Роман Евсеевич сказал: Це моя дитина.


У него и свои дети были, но после того, как Роман Евсеевич был серьезно ранен в голову, жена его бросила, написала ему в письме: Ти менi не тре. Я долго не могла понять, что это за слово такое не тре. А детей своих, сына и дочь, он позже забрал. В общем, увез он меня в Донбасс. Правда, на шахту работать его не взяли, потому что в лагере он перенес туберкулез. Зато нашлась работа на металлургическом заводе. И место в общежитии тоже, но только для него. О том, чтоб в общежитии разрешили жить ребенку, и речи быть не могло. Наказывали за это строго, могли даже посадить.


- Да, времена... Куда же одинокому мужчине ребенка пристроить?


- Меня пристроили в... тумбочку. Стояла в комнате такая высокая прикроватная тумбочка, в которой я отлично помещалась. Днем приходила уборщица, мыла полы, а когда передвигала тяжелую тумбочку, то материлась по-черному. Потом Роман Евсеевич сколотил для меня уже фанерный шкафчик. На прогулку я выходила ночью - через окно, ну а вслед за мной - он, но через дверь, конечно. Как-то он принес с завода портянки. Покрасил их бузиной и сшил мне костюм, представляете?! Шаровары и бобочку. Под выходные покупал семечки, чистил их для меня, угощал зернышками. А еще - макуху приносил. Для меня это был такой праздник - я вам передать не могу. Вскоре ему стали выдавать продпаек, в котором был рафинад синеватого цвета и хлеб. Вкус этого сахара, запах того хлеба я никогда не забуду.


- И как долго пришлось вам ютиться по тумбочкам да шкафчикам?


- До тех пор, пока в моей жизни не случилось еще одно удивительное событие. В три часа ночи Роман обычно поднимал меня, чтобы я шла занимать очередь за хлебом, и я по темноте шагала в магазин на соседней улице. Становилась в очередь, но люди были тогда сердобольные - так что очень часто меня пропускали вперед. К положенной порции продавщица давала мне еще и кусочек сверху. Я несла это богатство так осторожно, чтоб ни единой крошки не потерять, не дай Бог кусочек откусить! Карточки ведь полагались только ему, на меня никто не рассчитывал, потому что обо мне никто не должен был знать.


В одну из ночей подхожу я к магазину, а кто-то в очереди лампочку с потолка ко мне разворачивает, чтобы лицо мое осветить, и навстречу мне вдруг бросается какая-то женщина: Лариса! Дочечка, чаечка ты моя!. Я как дала деру - по ступенькам, в темноту! Подбегаю к общежитию, стучу в окно, плачу: Меня какая-то тетя хотела забрать.... Продиус ничего понять не может, но все же поднялся и пошел со мной. А там опять эта женщина, и в руке у нее два петушка на палочке, один темно-красный, другой желтый. Протягивает их мне. Я за спину отца спряталась, но петушки, правда, взяла. Женщины вокруг все плачут. Роман ей: Тетка, ты кто? (Он у меня грубоватый был). Чем тебе ребенок мешает?. Она говорит: Я - мама этой девочки. И фотографии показывает довоенные. Тогда он понял все.


- А вы разве маму не узнали?


- Как же я могла ее узнать? Она всегда видная была, с большой косой, а тут стоит худенькая женщина, с короткой стрижкой... Оказывается, в магазине меня соседка приметила. Прибежала к маме и говорит: Там девочка в очереди за хлебом - вылитый Степан твой. Молчит все время, ни с кем не разговаривает. Ты бы пошла посмотрела. Мама не поверила ей - столько времени прошло, что она уже и не надеялась меня увидеть когда-нибудь.


- Мама, конечно, думала, что домой вернется уже с дочкой, но ваш новый отец ей вас не сразу отдал?


- Он предложил ей встретиться, поговорить. Когда мы пришли к ней в гости, я сразу все вспомнила - как летела в тот страшный день из окна. На столе нас ждало угощение: сладкие клецки, облитые яйцом и посыпанные сахаром. Честное слово, вкуснее этих клецек я не ела ничего и никогда.


- Ночевали вы уже в родном доме?


- Нет, мы вернулись в общежитие. На другой день Роман Евсеевич вымыл мне голову, сказал, что нужно надеть мой парадный костюм, сшитый из портянок. Мы собирались в кино! Мне купили две порции мороженого с вафельками и бутылку крем-соды. Вот это был праздник... Мы сидели в ложе и смотрели фильм В шесть часов вечера после войны.


После этого мы стали часто встречаться втроем. Как-то Роман Евсеевич пришел с работы, побрился, достал одеколон Душистый горошек, приготовленный, как оказалось, для мамы (я сразу вспомнила: это были ее любимые духи), даже мне за ухом помазал. Такой мягкий, сладкий, довоенный запах... И мы снова пошли в гости к маме. Она приготовила борщ из лебеды, Роман выложил на стол баночку смальца. Мы пообедали, и он сказал: Ось, доця, слухай. Ми з тьотею Олею прийшли к такому рiшенню, що будемо жити разом. Як думаш, якщо ми з гуртожитка передемо до Олi?. Помню, соседи в складчину устроили нам незабываемый праздник. Несли к столу все, что у кого было. А меня, как куклу, нарядили в одежду своих детей. Вот такая у них была свадьба. Они прожили вместе больше 30 лет.


- Вот ведь как судьба распорядилась - в награду за все испытания маме двойное счастье выпало.


- Отчим мой был человеком необыкновенным. Мастер на все руки. По образованию юрист, он все свои документы спрятал от НКВД. Работал в прокатном цехе, но директор завода понял, что человек этот очень грамотный, и сделал Романа Евсеевича своим помощником. Мама моя настояла, чтобы своих детей он привез к нам.

Интервью с выжившей узницей Освенцима Ларисой Степановной Симоновой. Освенцим, Великая Отечественная война, Длиннопост, Интервью, История, Война, Нацизм, Холокост

Отчим Ларисы - Роман Евсеевич Продиус.

- А ваша тетя Нина вернулась из Освенцима?


- В 47-м мама получила от нее письмо, из которого мы узнали, что тетя Нина вышла замуж и у нее родился ребенок. После освобождения она служила в какой-то воинской части, так как знала немецкий. Потом тетя приехала к нам в гости, но с мамой они не ладили. Мама никак не могла простить ей, что она тогда бежала со мной из дома.


Тетя Нина умерла рано. Она сильно болела, у нее была отбита стопа, вся спина в шрамах. Когда в Освенциме я упала без сознания, тетя плюнула в лицо немецкому офицеру, ее избили, пытали. Но если бы мы не бежали с ней тогда, ее угнали бы в Германию, а меня вообще могло бы не быть на свете, как и многих макеевских детей. Немцы здесь у нас устроили приют Призрение, куда свозили детей со всего города. Эти дети становились донорами для солдат и офицеров немецкой армии. От приюта к кладбищу курсировала подвода, с которой сгружали в яму детские трупы. Недавно в Макеевке мы установили памятник детям-донорам, пока единственный в мире.


- Я знаю, вам несколько раз доводилось и потом бывать в Освенциме. Наверное, не каждый из бывших узников решался подвергнуть себя такому испытанию...


- Я и без этого помню все подробности прошлого, переживаю их в душе. Когда мы приехали в Освенцим, все подумали, что я экскурсовод, - так я запомнила все детали. Показывала, где стояла буржуйка, где были бараки и печи крематория. Хотя мы, дети, тогда и не понимали, что такое крематорий. Видели трубы, из которых вылетал коричневый дым. Его запах я запомнила на всю жизнь. Из-за этого никогда не бываю на пикниках, где жарят мясо. Стоит кому-то закурить под моим окном, и я уже задыхаюсь. Как собака, чую запах нечистот - и это тоже метка Освенцима. Дети, изнуренные дизентерией, ходили в грязной одежде - ни помыться не было возможности, ни постирать.


- Есть такой фильм: Помни имя свое. Вернее, был - потому что сегодня в программе телепередач места для подобного кино уже нет. Но, выйдя на экраны впервые, картина потрясла миллионы зрителей своей достоверностью. Судьба Гены Муравьева из Ленинграда повторилась в судьбах множества других маленьких узников. Вы с ним почти ровесники...


- Посмотрите, вот фотография. Она сделана в день освобождения Освенцима. А это Гена Муравьев. Он был самым маленьким среди нас, все время плакал. Когда 15 лет назад мы с экскурсией приехали в Освенцим, нас предупредили, что готовится сюрприз. Мы собрались на обед, и вдруг заходит красивый, статный мужчина и обращается к нам по-польски. Оказалось, это Геннадий Муравьев, только его давно уже зовут Збышек. После лагеря его усыновила польская узница. А спустя много лет, кажется, в 70-х, Гену разыскала родная мама. Но обе мамы решили, что ему лучше остаться в Польше. Он выучился и стал профессором, преподает. Так же сложилась судьба у многих детей Освенцима.


- Вы не раз бывали и в Германии и в составе делегации бывших узников концлагерей общались с немцами. Как вы сегодня общаетесь с детьми этих людей, превративших Европу в фабрику смерти?


- Вину тех, кто убивал тогда, сегодня искупают их потомки. Они не заискивают перед нами, но делают доброе и хорошее дело: приглашают в гости, оплачивают авиаперелет и лечение в санаториях. Не было такого, чтобы какая-либо из наших групп уехала домой без материальной компенсации. Пусть это небольшие суммы, но все же... Они знают, как живут бывшие узники в нашей стране.

Интервью с выжившей узницей Освенцима Ларисой Степановной Симоновой. Освенцим, Великая Отечественная война, Длиннопост, Интервью, История, Война, Нацизм, Холокост

Около 1,4 млн человек, были умерщвлены в Освенциме в 19411945 годах. В то же время по оценке историка Г. Д. Комкова в статье в Большой советской энциклопедии общее число жертв составило свыше 4 млн человек. Освенцим-Биркенау был крупнейшим и наиболее долго просуществовавшим из нацистских лагерей уничтожения, поэтому он стал одним из главных символов Холокоста.


За всю историю Освенцима было совершено около 700 попыток побега, 300 из которых увенчались успехом, однако если кто-нибудь бежал, то всех его родственников арестовывали и отправляли в лагерь, а всех заключённых из его блока убивали. Это был весьма действенный метод препятствовать попыткам бегства.


Лагерь освобождён 27 января 1945 года советскими войсками. День освобождения лагеря установлен ООН как Международный день памяти жертв Холокоста. После освобождения лагеря советскими войсками часть бараков и зданий Аушвица 1 была использована как госпиталь для освобожденных узников. После этого часть лагеря была использована до 1947 года как тюрьма НКВД СССР и Министерства общественной безопасности Польши. Химический завод был передан польскому правительству и стал основой для развития химической промышленности региона. После 1947 года на территории лагеря был создан музей, который включён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Музей зарегистрирован в Государственном реестре музеев Польши.

Показать полностью 5
Источник: ktonanovenkogo.ru
К списку статей
Опубликовано: 22.10.2020 03:45:18
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

[моё]

[моё]

[моё]

Видео

Длиннопост

Длиннопост

Длиннопост

Длиннопост

Длиннопост

История

История

Текст

Текст

Текст

Без рейтинга

Герои

Война

Помощь

Политика

Политика

Негатив

Календарь

Великая отечественная война

Великая отечественная война

Великая отечественная война

Великая отечественная война

Великая отечественная война

Великая отечественная война

Великая отечественная война

Великая отечественная война

Великая отечественная война

Литва

Вторая мировая война

Вторая мировая война

Израиль

Германия

Нацисты

Чтобы помнили

Киев

Киев

Киев

Киев

Интервью

Польша

Латвия

Холокост

Холокост

Холокост

Холокост

Холокост

Нацизм

Освенцим

Освобождение

Дарница

Бабий яр

Бабий яр

Фашисты

Последние комментарии

© 2006-2021, shop-archive.ru